Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016-2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

О.Р.Самарцев,                                                                                                                                                       Телевидение 2.0
доктор филологических наук,
профессор Академии медиаиндустрии
e-mail: olegsamar@rambler.ru

«ОСТРОВНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ». К ВОПРОСУ О СИНЕСТЕЗИИ ВЕЩАТЕЛЬНОЙ ПАРАДИГМЫ НОВЫХ АУДИОВИЗУАЛЬНЫХ СРЕД

Аннотация. В статье подробно рассматриваются проблемы перехода от жесткого программирования контента  традиционных телевизионных каналов к гибкой системе восприятия аудиовизуальной информации в сети Интернет (он-лайн просмотр) и об эффекте синестезии в этом контексте.
Summary. The article discusses in detail the problems of the transition from traditional hard-coded content of television channels to a flexible system of perception of audiovisual information in the Internet (online viewing) and the effects of synaesthesia in this context.

Ключевые слова: телевизионный канал, программирование, телевизионная программа, синестезия, подкастовое телевидение, интернет, сетевое телевидение, он-лайн просмотр.
Key words: television channel, programming, television program, synesthesia, podkastovoe TV, Internet, network television, online viewing.

Если уподобить смотрение телевизионного канала, к которому мы привыкли и которое навязывает нам ограниченность информационного пространства, позиции и контент  восприятию своей социальной принад-лежности, то трудно не заметить «имперские» амбиции, закладываемые в систему  современного телевизионного программирования. Что есть первые кнопки федеральных каналов, имеющие все основания стать базой бесплатного мультиплекса будущего цифрового телевидения? Жесточайшая по своей структуре и зависимости от рейтинга – то есть предпочтений в массе своей необразованного и маргинального большинства – телевизионная сетка, в которой в прайм-тайм идет оболванивающее зрелище – телевизионная жвачка без какого-либо намека на интеллект и уважение к зрителю. Массификация в этом отношении вопреки ожиданиям  не становится усредняющей и рациональной константой, связанной с фундаментальным культурным фоном российского общества и потому развивающей телевидение и само общество, а напротив, опускает общекультурную планку вслед за падением числа зрителей с высоким уровнем требований к  содержанию телевизионного продукта. При этом как в силу социальных условий, так и за счет привычки к «маргинальному» телевидению, культурный уровень массового зрителя неизменно снижается год от года.  Не- даром только после глубокой полуночи можно увидеть на общенациональных каналах то, что, по мнению авторов концепции программирования, является достойным – качественные фильмы и программы. Известный телевизионный критик Даниил Дондурей весьма нелицеприятно отзывается о современных ТВ-реалиях:  «Анализ телевизионного контента ясно показывает, что стихийно оказываемое воздействие направлено на формирование у граждан антимодернизационных представлений об их собственной жизни, создание неадекватных картин реальности как о прошлом, так о настоящем и будущем». 

Следует обратить внимание на то, что в России наметилась тенденция отрицания телевидения как адекватного средства информации образованной и, по сути дела, элитарной частью аудитории и перехода этой категории в новые информационные среды – в первую очередь в Интернет. Перераспределение информационных предпочтений становится не просто определяющей тенденцией нашего времени – это устойчивое стремление аудитории к поиску альтернативного пути реализации информационной потребности. Не случайно в марте 2012-го года специалисты отметили переломный в истории журналистики момент, когда число людей, предпочитающих получать информацию из Интернета, превысило количество сторонников традиционных СМИ – 36% против 34…
Однако надо признать, что  Интернет-СМИ (будь-то газеты, которые во всем мире испытывают ти

ажный кризис и вынуждены поддерживать себя с помощью электронной платформы или радиоканалы, первыми нашедшие себя в подкастинге) за счет новой формы общения с аудиторией получают целый ряд коммерческих, но ни в коей мере не эстетических преференций.  По сути дела ставка при этом делается на зрительскую активность за счет расширения доступности и разнообразия контента, но не за счет вовлечения новых эстетических ресурсов. Американская исследовательская компания  Integrated Media Measurement Inc. опубликовала данные, согласно которым до 20% всех просмотров сериалов и телешоу происходят сегодня в Интернете. «Это гораздо более значительная доля, чем процент потребителей, которые смотрят телепрограммы посредством записи на цифровой магнитофон. Таким образом, отмечают в IMMI, значительная доля онлайновой аудитории сегодня смотрит телешоу не по телевизору» . Любопытно и то, что предпочтения аудитории, как свидетельствуют приводимые данные, во все большей степени выравнивают носители в предпочтениях – половина респондентов рассматривают онлайновый просмотр телепередач как замену телевидению, треть вообще считает те-лепросмотр и интернетпросмотр равноценными, а 18% полагают, что Интернет дополняет телевидение.

Следует задуматься о причинах сложившейся многоаспектной ситуации с традиционным телевидением. Начнем с системы программирования вещания, основанной на монологических, «имперских» по большому счету отношениях к аудитории, которые основаны на спрогнозированной идее навязывания контента, приемлемого для большинства при полном пренебрежении к образованию или развитию этого большинства.
Легко формируется парадигма, метафорически определяющая эту систему – современное телевидение – это цивилизация мощного континента, стремящегося к единству и полностью игнорирующая индивидуальные потребности зрителя. Телевидение сетевое при всей его нынешней несовершенности и незавершенности в качестве канала – «цивилизация островная» и крайне демократичная.

Аудитория сталкивается в сети с особым типом потребления интерактивного видеоконтента. С точки зрения психологии, такое потребление идентично посещению супермакета, в котором не только наверняка есть все, что мы планируем приобрести в большом ассортименте, но и многое из того, что мы приобретать не планировали. Исчезает диктат детерминированного канала с особой идеологией и ассортиментом. При этом специалистам уже становятся понятны и направления будущего развития сетевых видеоресурсов: «По мере того, как широкополосный доступ в Сеть становится повсеместным и повышается доступность высококачественного контента, мы начинаем лучше понимать то, что именно аудитория ищет в Интернете и как она хочет смотреть этот контент» – считает эксперт американской компании Blinkx. 

Недаром наиболее популярным  в молодежной среде сегодня является подкастинг или подкастовое вещание. Это слово – производное от названия популярного плеера фирмы Apple  iPod и слова broadcasting – повсеместное, широкоформатное вещание, выпуск в эфир. Оно введено в коммерческий оборот в 2005-ом году американцем Адамом Кэрри, за что он был удостоен премии журнала Wired. Фирма «Apple» встроила в популярный медиаинтегратор iTunes – связанный с iPod по сети функцию загрузки подкастов – сначала звуковых, а затем и видео. Таким образом, в одном устройстве был реализован принцип мультимедийной интеграции при которой потребитель сам выбирает не только содержание потребляемого медиапродукта, но и его формат. Основным достоинством подобной интеграции стала полная доступность контента – как в получении, так и в просмотре, а с учетом технических характеристик устройства – компактности и качества экрана в первую очередь превратило это достоинство в новый формат отношений с аудиторией. Сегодня ресурсы по типу YouTube ежедневно пополняются более чем 60-тью часами видео в минуту, а их суммарный видеоархив в десятки тысяч раз превышает ресурсы любых телекомпаний. Традиционно локализованное по просмотру телевидение в таком формате приобрело свойства, онтологически характерные для радио – возможность просмотра в фоновом режиме. «Ненавязчивые короли навязчивого царства», как окрестил телегероев Пери Комо, если цитировать Маклюэна, перешли в персональное пользование на экран и в наушники удобного, носимого наладонника Apple и ему подобных. Осуществляется концепция М.Маклюэна о возрождении визуальной структуры «абстрактного Индивидуального Человека» , синестезии, объединяющей чувства и воображение в одном, приватно потребляемом действе.

Кстати, именно Маклюэн задолго до Юргена Хабермаса, утверждающего проявление феодализации массмедийного влияния на общественную сферу за счет внедрения в нее технологий паблик релейшенз, которое превращает дискуссию в подделку (вспомните известное выражение известного политика о том, что госдума не место для дискуссий), говорил о антииндивидуальном воздействии системы, руководствующейся политическими мотивами. Таким образом «рефеодализация» по Хабермасу – это перестройка системы массовых коммуникаций и возвращение в ее среду диалога – это появление возможности выбора, разнообразия, ухода от детерминизма – то есть по сути дела возникновения некой телевизионной синестезии.

Как утверждал Чарльз Осгуд, именно феномен синестезии, состоящий в возникновении ощущения одной модальности под воздействием раздражителя другой модальности, служит основой метафорических переносов и оценок и позволяет создать ситуацию свободы выбора и отношения к действительности (на этом, кстати, и основан его метод семантического дифференциала).
Дополняя наше утверждение об имперской модальности современной системы телевизионного воздействия на аудиторию, приведем существенную в данном случае точку зрения психолога Кретьена ван Кемпена в статье «Скрытое чувство: Как приходит понимание синестезии»: «Синестетические ощущения не связаны с какой-то определенной точкой, через которую попадают в сознание. Синестезия не имеет в основе своей какой-либо орган восприятия. Это – необычная функция восприятия. Она действует в межсенсорных связях. Этимология самого слова «синестезия» говорит об этом: «син» – вместе, «естезия» – восприятие. Само синестетическое чувство никак не проявляется вовне, оно спрятано под всеми нашими ощущениями. Оно остается скрытым для тех, кто не обладает синестетическими чувствами. Но для многих людей синестезия становится сознательным опытом» .

Именно формирование индивидуального сознательного опыта создает особые основания перехода к сетевому потребление телевизионного продукта – через подкастовые, подписные, торрентовые или иные формы «распрограммированного» вещания.
Проведенные в 2007-ом году IBM Institute for Business Value исследования, показывают, что потребительское отношение к видеоконтенту в сети идет по направлению как роста количества обращений, так и по пути разнообразия потребляемого содержания. Многообразие видеосодержания спонтанно наращивается не только за счет профессиональных телекомпаний, но и самими пользователями – здесь реализуется та самая Маклюэновская синестезия, которой в полной мере обладает традиционное радио или современный блог. Как сообщает ресурс «Медиареволюция», «самые популярные видеосайты – те, которые поддерживают user-generated (то есть созданный самим пользователем) контент. YouTube и аналогичные ресурсы выбрали 39% опрошенных во всем мире. Существенную долю на этом рынке также занимают сайты телеканалов (33%), поисковые системы (32%) и социальные сети (28%)» . Совершенно понятно, что эти данные говорят о возникновении в сети конкуренции с традиционным телевидением, что подтверждается и ростом средств, затрачиваемых на рекламу в подкастах.

Аналитики влиятельного американского ресурса Forrester полагают, что в ближайшие 5 лет объем сегмента рынка рекламы в видеосегменте сети будет увеличиваться на 72% ежегодно, достигнув $7,1 млрд к 2012-му году . 
Метафорически мы можем легко представить себе некое общество, ограниченное особыми, замкнутыми интересами, каковые не в значительной степени отличаются от интересов отдельного особого человека – индивидуальности, имеющей определенные иноформационные потребности и определенный информационный интерес по количеству и частоте потребления информации.

Житель континентального мира современного телевидения вынужден подстраиваться под навязанный ритм социума (массовой аудитории), поскольку любая десинхронизация чревата для него пагубными последствиями – выпадением из информационной среды и ритма, принятыми этим большинством, дезориентацией в информационном пространстве. Житель же «островной» информационной цивилизации современного интернет- смотрения, позиционирующийся как личность независимая и более того – особая в персональном и социальном аспектах, стремится к иному – обо-соблению, индивидуализации – реализации концепции «я неповторим и индивидуален». При этом стремление к индивидуализации информационной зачастую приобретает самые причудливые формы: от особого информационного позиционирования (аватары и образы блогеров) до различных форм девиантного поведения, которое социально оправдывается именно как индивидуализация. В этом смысле телесмотрение становится неким особым маркером индивидуалистической смуты и отстранения от общества, которая варьируется до бесконечности, в зависимости от многообразия индивидуальных восприятий себя. Стандартная схема телесмотрения явно не отвечает интенциям такого потребителя, поэтому он легко переходит в  сферу он-лайн-потребителя, формирующего свое телесмотрение в зависимости от личных предпочтений.

Разумеется, ситуация усугубляется тем, что возникли существенные отличия в условиях просмотра телепередач времен Маклюэна и нынешних из-за  появления персонифицированных средств связи, смартфонов и планшетных устройств разного типа.  Мобильные устройства, интегрирующие в себе и видеомагнитофон, и телевизор, и компьютер, обеспечивают особый режим телесмотрения, который не имеет аналогов в прошлом.
Если учесть, что Интернет-аудитория моложе аудитории телевидения (25-34 и 45-55 лет соответственно по данным той же IMMI), то здесь еще срабатывает и фактор возрастной дифференциации потребителя. Практика телесмотрения в сети Интернет такова, что обращение к контенту не требует просмотра от начала до конца или поиска желательного эпизода путем перемотки на магнитном или оптическом носителе. Содержание интернет-ресурса как правило имеет сегментированное воплощение – 10-15-ти минутными фрагментами (например, специфика популярного подкаст-ресурса You Tube). Функциональность такого видеосерфинга дает потребителю значительно больше степеней свободы, обогащая его элементами интерактивности на стадии выбора контента, избавляет его от потребности в программировании записывающего устройства, то есть вносит в просмотр элементы интуитивности, инсайтного ситуативного выбора.

При этом, будучи обеспеченными индивидуальным устройством связи, реализующим комплекс информационных решений, мы тем самым переходим к перераспределению влияния от вещателя – уникального и эксклюзивного поставщика интересующей нас информации к мультиплексному – множественному источнику, персонификация которого играет вторичное значение или определяется самим потребителем.  Если вчера было важно, кто именно поставляет информацию и контент – поскольку существовала привычка к достоверности и манере их подачи определенным каналом, то сегодня в наличии множественные источники, которые только в совокупности и составляют образ доверия. Возникает иной стиль восприятия доверительных сведений, основанный не на персонализации образа ка-нала, а на возможности получения их из множества источников. Таким образом, прерогатива на доверие переходит от образа вещателя к возможностям технологии. «Островная» информационная среда современного телевидения на базе интернет-технологий создает особую ситуацию, при которой мы обращаемся не к некоему виртуальному вещателю – образу канала, а к совокупности средств, обеспечивающих доступ к интересующим нас ресурсам. Значение интерфейса – то есть программного продукта начинает обособляться  и превышать значение интеллекта вещателя и его программной политики.

Сегодня мы приходим к новой стадии взаимотношений вещателя и потребителя, основанной не на жестком программном концепте – императиве – закрепленном в программной политике, а на личной информационной или культурной интенции как основе обращения к медиаресурсу. Телевизионная программа, которую Р.А.Борецкий определил как «конкретную форму существования телевидения в обществе»,  в сложившихся условиях уже очевидно неспособна в полной мере удовлетворить информационные интенции этого общества и мало-помалу уступает свою монополию.

Синестетически это имеет и особую форму восприятия, поскольку воображение виртуального вещателя, образ которого опосредуется и самой программой, и модераторами (дикторами, ведущими, персоницифицирующими информацию на канале), заменяется виртуальной средой, которая поставляет мне мною же выбранный контент. Среда в этом смысле тоже перцептивно обусловлена интерфейсом или чередой интерфейсов – от фейсбука до гугла, но набор этих интерфейсов иллюзорно выбирается именно мной. Возникает ситуация, при которой моя индивидуальность блуждает не в среде детерминированных программных концептов, а в иной, более  индивидуализированной контентной среде. Я ищу содержание, отвечающее моим потребностям и моим предпочтениям. При этом авторы интерфейсов никоим образом не идентичны авторам программных концептов, поскольку вторые навязывают мне последовательность и структуру потребления информации, а первые только форму ее предоставления и удобство ее получения. В случае с интерфейсом я делаю выбор не между одной концепцией (соглашаясь смотреть в определенное время определенное содержание), а между одной платформой поиска предпочтительных сведений и иной. Следует понимать, что в первом случае – если консолидированное решение вешателей предусматривает определенные информационные цензуры – я не волен этим обстоятельством манипулировать, а во втором – вариативность выбора не имеет границ (вспомним феномен Викиликс). Это не означает, что в случае недостатка информации я буду обращаться к любым иным ресурсам (хотя и не исключает этого), но предпочтение ресурса как раз и зависит от степени вариативности его предложения. Если первый канал ТВ не дает мне объективную, на мой взгляд, информацию, я исхожу из наличия у него иных достоинств, или если гугл не делает этого – я меняю ресурс.

Детерминированность стандартного программирования основана на усреднении информационных ритмов больших аудиторий, в то время как система Интернет в потреблении видеоинформации аппелирует к привычке «перескоков», «серфинга», то есть готовности индивидуума к поиску, его индивидуального стремления к удовлетворению определенной потребности в знании и готовности к некоему труду. Первое – пассивно, второе – активно или, скорее, интерактивно. Традиционное программирование идет по пути постепенного заполнения информационных лакун сведениями, дополняющими одно другим, тогда как информирование в новой среде может быть и самодостаточным по полноте – в ней возможен выбор только интересующего, с редуцированием второстепенного.

При развитии структуры сетевых сервисов происходит особый переход от одностороннего «НАВЯЗЫВАНИЯ» содержания аудитории к ситуации самоопределения зрителя в информационном массиве. Диктат вещателя меняется на диктат индивидуальности потребителя, который с определенного момента станет сам формировать свое аудиовизуальное пространство, стимулируемое мультимедийной и гипертекстовой доминантой сетевых ресурсов и собственными предпочтениями. Интуитивный выбор видеоконтента в совокупности с привычными для потребления ресурсами (синестетичными как по контенту, так и по интерфейсу) и тематическими предпочтениями становится новой парадигмой телепрограммирования, при которой не вещатель как основной стимулирующий агент управляет телесмотрением, а сам потребитель в силу своих особенностей такое телесмотрение организует.

В нынешней ситуации с технологиями речь идет о новой логике взаимоотношений потребителя и производителя, в которой не столько качество, сколько содержание и востребованность видеосообщения определяет  его «товарность». В определенном смысле это уже оказывает влияние на формат производимого контента: не столько профессиональное качество, «сделанность» видеосообщения, а именно информационная наполненность и определит – будет оно востребовано или останется в архиве. Хорошим примером этому может являться особая ценность эксклюзивных записей в экстремальных ситуациях на мобильные телефоны или бытовые камеры (Египет, Ливия, Домодедово), которые существенно отличаются по «технике» от высокопрофессионального продукта центральных каналов, но наиболее востребованы и ими внутри «профессиональной упаковки» как стимул для просмотра основного содержания, и в сетевом сообществе са-моценно, без комментариев.

Переход к самопрограммированию посредством закладок в поисковых системах, выбора постоянного круга «информационных поставщиков» либо «серфинга», основанного на гипертекстовом сканировании синестетичны по своей сути, поскольку создают особое поле образного восприятия информационного пространства, оторванное от «имперского» модераторства телеканалов, тратящих на формирование своего облика огромные средства. Вне детерминированности визуальных, ритмических и содержательных последованностей, лежащей в основе традиционного программи-рования, телевидение непроизвольно сталкивается с особой ситуацией – поиска не столько формы, сколько содержания сообщения, которое будет выбрано, просмотрено и интерпретировано (хотя бы на уровне просмотра, лучше комментария). Это обстоятельство «откатывает» современное телевидение от привычного стремления  к поистине совершенной форме представления материала на первый этап его развития, когда именно содержание (каким бы оно не было по форме) было самодостаточным. Синестетичность начального периода развития телевидения времен Маклюэна с его «тактильным подстрекательством образа», когда аттракционность превалировала над содержанием, затем периода связанного со спонтанным содержательным насыщением, начинает оказывать существенное влияние на новое содержание мультимедийного контента в сети Интернет.

Литература

  • Бакулев Г.П. Основные концепции массовой коммуникации. – М.: 2002.
  • Борецкий Р.А.. Телевизионная программа (очерк теории пропаган-ды). – М.: 1967.
  • Дондурей Д. Телевидение массового психоза и медийная реальность // Телерадиоэфир: история и современность. – М.: 2008.
  • Землянова Л.M. Гуманитарная миссия современной глобализирующейся коммуникативистики. – М.: 2010. 
  • «Комбинированное» телевидение // Медиареволюция. Режим доступа  http://mediarevolution.ru/audience/behavior/1248.html
  • Маклюэн М. Понимание медиа: внешние расширения человека – М.: 2007.
  • Онлайновое видео – замена телевидению // Медиареволюция. Режим доступа http://mediarevolution.ru/audience/behavior/1511.html.
  • «Соперник» телевидения Медиареволюция. Режим доступа  http://mediarevolution.ru/audience/behavior/930.html.
  • Уэбстер Ф. Теории информационного общества. – М.: 2004.
  • Фиске Д. Постмодернизм и телевидение // Федеральный образова-тельный портал. Социология. Режим доступа: http://ecsocman.hse.ru/text/18925142/.
  • Charles E. Osgood, "Suggestions for Winning the Real War with Com-munism, " Journal of Conflict Resolution, Vol. 3 (1959).
  • Forrester Research: US Interactive Marketing Spending To Reach $61 Billion By 2012 //Бизнес. Медиа. Режим доступа  http://www.businesswire.com/portal/site/google/index.jsp?ndmViewId=news_view&newsId=20071011005367&newsLang=en

Новости института

Информационные войны за ресурсы Арктики
04/07/2017
В рамках профессионально – общественного обсуждения проектов профессиональных стандартов состоялись круглые столы.
04/07/2017
«Полиграфический форум» на выставке Printech
26/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»
19/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ
09/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского
08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО
08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»
08/06/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25
30/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА
27/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
22/05/2017
Видеомост Москва-Астана
22/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента
19/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации
15/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ
12/05/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.
29/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов
28/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России
26/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики
21/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»
15/04/2017
Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука