Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016- 2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

К.К. Огнев,                                                                                                                                                          Телевидение и общество
доктор искусствоведения, профессор,                            
ректор Института повышения
квалификации работников ТВ и РВ
e-mail: k.k.ognev@mail.ru
Ю.В. Бединская,
соискатель Института повышения
квалификации работников ТВ и РВ

ТЕЛЕСЕРИАЛ «ШКОЛА» КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН

Аннотация. В статье рассматривается один из самых спорных телесериалов последних лет «Школа» – в контексте процессов социальной жизни страны и тенденций молодежной «субкультуры».
Summary. In the article is considered one of the most controversial tv series of the last years - "School" in the context of processes of social life of the country and trends of youth "subculture ".

Ключевые слова: кино, телевидение, театр, драматургия, массовая культура, художественная интерпретация, зритель, аудитория, визуальные искусства, массовые коммуникации, verbatim. 
Keywords: film, television, theatre, dramaturgy, mass culture, art inter-pretation, the audience, the audience, visual arts, mass communication, verbatim.

Сериал «Школа» относится к тем экранным произведениям, которые вызывают противоречивые оценки специалистов и неоднозначную реакцию аудитории. Вместе с тем эта работа заслуживает углубленного анализа не столько с точки зрения содержания или воплощения, сколько с позиций авторской концепции понимания поставленной проблемы. 

Напомним, что Валерия Гай Германика дебютировала как режиссер на волне движения DOC, связанного как с кино-, так и с театральным искусством. Стилистически это движение входит в комплекс «новая драма», который обладает собственными площадками, фестивалями и группой авторов, уверенно претендующих на определенный сегмент в культурной жизни современной России. Большая часть произведений движения DOC находится в русле документального театра, основанного на подлинных текстах, интервью и судьбах реальных людей. Это – особый жанр, существующий на стыке искусства и злободневного социального анализа: творческие группы создают свои спектакли на основе встреч с реальными людьми, затрагивая самые актуальные темы окружающей действительности, используя свидетельства реальных людей, технику «verbatim» . 

Специфика этого явления заключается в том, что творческая группа выбирает тему и начинает интервьюировать тех реальных людей, которых решено опросить именно для этого спектакля. Очень важны вопросы. Именно в них – фундамент будущей концепции спектакля. Во время семинара с участниками проекта «Документальный театр» в Москве известный английский режиссер и продюсер Стивен Долдри так охарактеризовал сущность движения: «В начале работы ты не знаешь ни тему, ни персонажей: у тебя есть только предмет, который ты изучаешь. И ты должен полагаться на то, что процесс приведет тебя к теме, к персонажам, к сюжету и к структуре. Если ты попытался определить это заранее – в этот момент ты перестал слушать. Процесс работы довольно страшен, потому что ты начинаешь с нуля, и может выйти, что у тебя будут нулевые результаты. Но ты должен довериться себе. Довериться предмету. И – самое важное – довериться людям, у которых ты берешь интервью» . Им, юным авторам, не страшно копаться в фантомных и самых реальных болях. Натурализм их диалогов, ремарок вроде бы носит прикладной характер. И все же это – натурализм, какого, кажется, прежде авторы, пишущие для театра, себе не позволяли. И этот натурализм представляется как раз той самой естественной ценой, которую драматурги платят театру за невнимание к себе. В реальности этих новых пьес – правда жизни выступает уже не бытовой чернухой, но какими-то ужасами, смертельными болезнями, крайним своим существованием, иссяканием надежд.

А.Родионов (один из любимых сценаристов Валерии Гай Германики) сказал «:…Вербатим – просто технология создания пьесы, одна из многих в современном театре, и технология причудливая, специфическая, не самая перспективная и удобная: пьеса делается из интервью актеров с реальными людьми, дословно расшифрованных драматургом и точно воспроизведенных на сцене. Но после маленького семинара театра «Ройял Корт» в Москве осенью 1999 года «verbatim» стал символом нового в русской драматургии и театре. Это слово употребляют настолько же шире его точного смысла, как употребляли – с любовью и с охотой – слово «реализм» в шестидесятые годы XIX века. Вот примерные толкования нового слова: технологически продвинутое произведение зрелищного искусства, связанное с новой драматургией, содержащее шокирующие элементы, касающиеся социально окрашенной реальности, отражающее нестандартный синтаксис разговорной речи, этически и морально неравнодушной; яркий бытовой случай или необычная жизненная история; разговор или ситуация, в которой слушатель прожил интересный опыт; оригинальное выражение, услышанное в обыденной речи, что-то настоящее, реальное, то, что нарочно не придумаешь» .

Заметим, что академического исследования, посвященного движению DOC, на данный момент не существует. Основная масса критической направленности текстов ограничивается журналистской риторикой, оперирующей терминами «трэш», «чернуха» и т.д. Совершенно очевидно, что подобный набор определений является лишь первичной общественной реакцией на движение, но ни в коем случае не является его целостным осознанием. Мы надеемся, что пробел в этой области скоро будет восполнен, учитывая массовый интерес к кино-, теле- и театральным проектам «новой драмы».

Таким образом, основные признаки движения DOC – это остросоциальная тематика, интерес к пограничным состояниям, отсутствие табуированных тем, специфический вербальный дискурс и усложненная повествовательная структура. И именно в соответствии с этими признаками следует анализировать сериал «Школа».
Сразу отметим, что каждую отдельную серию, как и сериал в целом, необходимо рассматривать в нескольких смысловых пространствах. Это прежде всего пространство личного и индивидуального действия каждого отдельного героя и его результат, что является внутренним уровнем повествования, а также некая конкретная социальная или бытовая проблема, с которой сталкиваются персонажи по мере развития сюжета, что является внешним пластом.

Острая социальная направленность сериала выявляет панораму нравов нынешних молодых, апеллируя не только к ситуации настоящего, но и прогнозируя потенциальную картину российского общества в целом. В этой связи нельзя не рассмотреть специфические аспекты социализации нашего подрастающего поколения, такие как отсутствие внутреннего стрежня и нравственных ориентиров.

Акцентируя внимание на острых проблемах российского общества, режиссер делает попытку выявить аксиоматику именно в процессе развертывания сюжетной линии. Герои сериала, еще не до конца оформившиеся личности, перманентно  делают попытки найти себя, обрести внутреннюю целостность методом проб и ошибок, а также подражанием старшим, регулярно запутываясь в эгоистических побуждениях и в формальных нормах поведения старшего поколения. С данной точки зрения, сериал «Школа» является точкой бифуркации для вечной проблематики «отцов и детей», так как поколение родителей героев также является потерянным поколением 80-х – 90-х XX века, чье взросление пришлось на переломную эпоху постсоветского пространства.

Если обратиться к главным героям по мере их значимости в драматургической структуре сериала, то мы явственно увидим, что, например, история Ани Носовой является типичным примером античной трагедии, в которой персонаж пытается ускользнуть от изначально предначертанного ему судьбой. Более того, мы называем этот конфликт трагическим, так как он изначально неразрешим. Аня не справляется с посланным ей свыше испытанием и погибает как истинно трагический герой, не в результате некой фатальной случайности, а самостоятельно принимая решение уйти.

В отличие от Ани Носовой (трагической героини) Оля Будилова представляет собой драматический персонаж. Она – априори харизматический лидер, первая красавица класса, одна из немногих, имеющая внутренний стержень, и именно он позволяет драме не стать трагедией. В первой же серии испытание Оли Будиловой начинается с того, как складываются ее отношения со старшеклассником Лешей Шутовым. Это – ее первая любовь и ее первый мужчина. Но готовность полностью посвятить себя той роли, которая ей предначертана свыше, наталкивается на абсолютное безразличие и утилитаризм молодого человека. Тем не менее Оля находит в себе силы выйти за рамки роли брошенной девушки, придумывая историю с ложной беременностью как возможно очередной вариант драматургической уловки, когда зритель снова оказывается в ситуации двойного восприятия. Что опять возвращает нас к механизму двойных стандартов, заложенному в самой онтологии «школы» как особой структуры. Ситуация с беременностью складывается в пользу Оли, что согласуется с основными принципами развития драмы, и полученные от Леши на аборт деньги она с радостью тратит на украшения и наряды и получает возможность отомстить и утвердить свою позицию в принципиально новой ситуации.

Именно в этот момент на ее жизненном пути появляется Епифанов. Он, понимая все проблемы девушки, успешно пользуется переломом в ее сознании и, спасая от домогательств Шутова во время дня рождения, «приручает» ее. Таким образом, Оле Будиловой предлагается возможный инвариант ее судьбы: она оказывается застигнута врасплох на некой этической развилке собственной судьбы. Эта линия создателями сериала обозначена четко, и дальнейшая судьба Оли является инструментом манипуляции зрительским вниманием.

Но в дальнейшем героиня вновь оказывается перед лицом испытания, чтобы подтвердить классический характер вектора развития сценария сериала в целом. Родители Будиловой вступают в непримиримый конфликт, который грозит разделом квартиры и всего имущества, что подрывает экзистенциальные основы Оли как социально защищенного персонажа; она занимает однозначную позицию, выступая против отца, критикуя мягкотелость матери, но в тоже время понимает всю хрупкость своего положения. И именно поэтому Оля осознает, что не может ни на кого полагаться, кроме самой себя, и, что дорога в будущее является плодом только личных усилий. Она выбирает себе карьеру фотомодели и активно стремится к достижению своей цели, не гнушаясь никакими средствами, тем самым превращая возможную трагедию своей жизни в драму.

Здесь очень ярко проявляется наработанный техникой кино- и театрального движения DOC феномен, когда возможные линии игры с персонажем развиты до предела, и зритель не получает возможности прийти к окончательному выводу о характере героя. Это напрямую коррелирует с экзистенциальным мировоззрением, когда персонаж оказывается в переломной ситуации выбора, но при этом зритель не может предугадать дальнейшее развитие его судьбы, как и сам герой. В жизни героя экзистенциального произведения, как правило, всегда наступает определенный момент, меняющий его мировоззрение, ставящий перед альтернативой, заставляющий принять решение и ответственность за свой выбор, но при этом не имеющий дидактической компоненты, то есть критическая ситуация не учит ни героя, ни зрителя. 

Социальная и психологическая философия телесериала «Школа» во многом сопряжена с философией экзистенциализма. Категория личного выбора, единичного бытия в общественном пространстве, формирование индивидуального круга ценностей и ответственности сопряжена с основными установками экзистенциализма. «Сущность человека – это сумма приёмов и качеств, которые он приобретает путём выбора. Итак, человеком он становится лишь впоследствии, причём таким человеком, которым он сделает себя сам, то есть – он не только такой, каким себя представляет, но такой, каким он хочет стать, он – проецирует себя в будущее. Другими словами, человек есть проект, который переживается субъективно. Соответственно, он станет таким, каков его проект бытия. Важно отметить, что любой индивид ответственен за то, что он есть. Таким образом, первым делом экзистенциализм отдаёт каждому человеку во владение своё бытие и возлагает на него полную ответственность за существование…» .

Режиссёр Гай Германика неожиданно рассматривает популярную для отечественного экрана проблематику. И хотя, на первый взгляд, дискурс сериала «Школа» можно воспринимать в привычном за последние годы «чернушном» разрезе, речь идёт о важнейших онтологических вопросах, непосредственно связанных с категориями становления человека и бытия, пусть и на подростковом материале. «Прежде всего, у человека нет оправданий за свои собственные действия, так как человек – это свобода, потому что однажды брошенный в мир, он отвечает за всё что делает» . Бескомпромиссность художественной подачи сериала, резкость и неожиданность его проблематики напрямую сопряжены с этим идейным центром всей драматической конструкции – проблемами испытания, жертвы, выбора как важнейшими категориями повествования.
Так или иначе в сериале возникает проблема самоидентификации – каждый

персонаж пытается найти себя в другом, в его реакции, отноше-нии, оценке. «Мы определяем человека в связи с его решением занять позицию» . Соответственно любое решение обусловлено желанием самоутвердиться в микросоциальной среде школы.
Но самым и психологически, и драматургически главным персона-жем «Школы» является Илья Епифанов. Однозначной оценки он не получил ни от создателей сериала, ни от поклонников, о чем свидетельствуют интернет-блоги. В отличие от других персонажей Епифанов является уже инициированным персонажем, то есть он прошел испытание еще до начала действия сериала. Его приход в школу обозначает все острые конфликты и перспективы их развязок. Он захватывает инициативу именно потому, что уже инициирован. При этом его участие в конфликте ограничивается ролью «серого кардинала» и резонера: он свел Каштанского с Костей, подговорил весь класс объявить бойкот Мурзенко, натолкнул Королева на мысль о шантаже и, возможно, именно он подложил деду Носовой фотографию. Его позиция в сюжете крайне активна, он включает окружающих его лю-дей в социально-психологический  процесс, а на уровне структуры запускает макро- и микросюжеты. С оглядкой на философию экзистенциализма мы можем сказать, что Илья – уже сложившийся проект человека, уже когда-то сделавшего свой онтологический выбор: в мир Школы он приходит как «другой» и для младшего, и для старшего поколения.

Сама тематика сериала «Школа» сосредоточивает нас на проблемах взросления, проблемах отцов и детей, интегрированности человека в общество. Утилитарные тенденции в характере Епифанова, эгоизм, умение жить и использовать с пользой для себя общественные нормы и стандарты в известной степени компенсируются его беззаветной заботой о маме. Именно смерть мамы делает его трагическим персонажем. В этом активном, многогранном, сохранившем собственный стержень персонаже тоже прочитывается своеобразная претензия на звание «героя нашего времени».

Переходя из мира детей в мир взрослых учителей мы не можем не упомянуть Наталью Владимировну, которая является возрастным антиподом Ильи Епифанова; в то время как Илья, будучи ещё подростком познал взрослый мир, во всех действиях учительницы физики проглядывает инфантильность. Если Епифанов дан нам уже пересёкшим экзистенциальную границу, то Наталья Владимировна её так и не переходит. Во многом авторитет Натальи Владимировна обусловлен минимальной дистанцией между ней и 9 «А» – именно она распускает сплетню о беременности Оли Будиловой и пьёт вино с Дашей Харитоновой. До определённого момента Наталья Владимировна оказывалась вне интриг и сплетен, и учителя, и дети и зрители имели все основания считать её перспективным педагогом и положительным героем. Но ее минимальная дистанция с 9 «А»   привела к тому, что она стала чужой в лагере учителей. Ее нежелание встроиться в устоявшуюся систему «школы» и некая провокативность внешнего вида и манер общаться, ее определенная пассивность, инфантильность приводит ее к экзистенциальному коллапсу. Претендуя на роль сильной женщины, Наталья Владимировна реально не доводит до конца ничего задуманного: она затевает театральный кружок и бросает его на полдороге и т.д. Ее личная жизнь становится неким шоу для всего класса. Правила игры, по которым живет Наталья Владимировна, являются этически неразвитыми и приближают ее к стандарту поведения внутри класса. Ее возможные трагедии – развал семьи, потеря работы, определенный тупик – местами напоминает водевиль, схожий с тем, что нам знаком по произведениям Мопассана – нравственный выбор учительницы физики не вызывает ни осуждения, ни одобрения со стороны зрительской аудитории сериала. При этом следует разграничивать водевиль и водевильные ситуации: так как структура жанра сериала «Школа» эклектична и включает разнообразные элементы.

По сути, персонаж «физички» по-чеховски трагикомичен: все ее многочисленные и подчас трагические перипетии заканчиваются хорошо. При этом сам персонаж остается неактивным. Свое испытание учительница не проходит: ее любовник, папа Сергея Королева оставил свою благополучную семью, а она не способна отказаться от мужа, который не может дать ей детей. У Натальи Владимировны фактически нет ни принципов, ни цели, а есть лишь одна некая ситуация, к которой она и пытается приспособиться. В финале, однако, мы видим этого персонажа, переходящего на другой уровень – изначально чуждая школьной «тусовке» физичка покидает школу, переходя на более статусную работу. Реальная ценность этой «награды» остается спорной: ее целостность как индивида, в отличие от некоторых своих учеников, не успела сложиться в личность.

Некоторая внешняя и моральная первертированность прослеживается и в образе химика. Несколько странными представляются его заботы об Ане Носовой, бесконечные задушевные беседы с Дедушкой и Бабушкой, хотя с формальной точки зрения он легко может показаться заботливым и положительным педагогом. Его образ является своеобразным стилистическим отголоском традиционного педагога советского кинематографа («Большая перемена», «Доживем до понедельника» и др.) Однако его едва намеченная в сюжете извращенность напоминает известного персонажа «Лолиты» Набокова.

Итак, мы можем констатировать, что пространство рассматриваемой школы лишено положительного – нравственного и ценностного центра. Проблема отцов и детей решается в пессимистическом ключе. Старшее поколение (учителя и родители) не способно выполнить функцию проводников традиционных смыслов и моральных законов и укреплять семейный микро-социум. Реально «героическими» персонажами являются дети из неблагополучных семей, полные же семьи демонстрируют тотальную несостоятельность семьи как «ячейки» общества, разбивая иллюзии многих подростков. Это является определенным нетипичным для сериала подходом к проблеме преемственности поколений, назревшей в нашем обществе. Становление поколения «отцов» происходило в эпоху крушения старого государства и возникновения нового. Старшие оказываются в рамках декларативной нравственности, оправдать которую они морально не способны. В этом смысле подростковый протест, идея бунта и ниспровержения старых норм молодым поколением приобретает общесоциальный масштаб в контексте всей страны.

Говоря о жанре повествования в сериале «Школа», нельзя не отме-тить структурное соответствие с популярным в 30-40-е годы XIX века жанром физиологического очерка. Своей целью физиологический очерк ставил изображение современного общества, его экономического и социального положения во всех подробностях быта и нравов. В физиологическом очерке раскрывается жизнь разных, но преимущественно так называемых низших классов этого общества, его типичных представителей, даются их профессионально-бытовые характеристики. В частности, В.Г. Белинский следующим образом определял особенности очеркиста-«физиолога»: «У него нет таланта чистого творчества... он не может создавать характеров, ставить их в такие отношения между собой, из которых образуются сами собой романы и повести. Он может изображать действительность, виденную или изученную им, или, если угодно, творить, но из готового, данного действительностью материала» .

Данный тезис Белинского во многом связано со стилистическими манифестами  театра DОС.  Категория внешнего непредвзятого наблюдения – основной организующий сюжет принцип. Герои даны извне, через их бытовую, социальную, профессиональную  характеристику. В этом смысле внешнее равняется внутреннему, хотя определенная доля диалектики внутри повествования сохраняется.
Стремление к остросоциальной проблематике тесно сопряжено с эстетикой натурализма, в рамках которой решена вся художественная составляющая сериала. Дискурс «Школы», являясь по преимуществу городским текстом, естественным образом воплощается в формах натуралистического повествования.

Несложно проследить прямую связь поставленных авторами задач с художественным решением телесериала. Съемки «Школы» проходили на территории реально действующей школы, более того – непосредственно во время школьных занятий. Из интервью с актерами мы можем заключить, что многие из них даже приносили свою одежду на съемки, и при этом не использовали профессиональный грим. Специального звукового ряда для сериала написано не было – использовался только живой звук с натуры, без добавления спецэффектов. Что касается операторской техники – все съемки происходили с помощью steadycam, то есть «вручную» одной камерой. Специальных световых, оптических эффектов и фильтров использовано не было. 

Подобное эстетическое и техническое изобразительное решение, безусловно, коррелирует со сверхзадачей сериала. Присутствующая здесь гиперболизация реальности, гипернатурализм связан, во-первых, с психологией подростков как главным объектом наблюдения и художественного изучения; во-вторых, с экзистенциальным конфликтом, в котором человек постоянно оказывается в переломном моменте бытия, проходя некое онтологическое испытание. Именно своеобразный «эффект соглядатая», возникающий из поставленных режиссером условий съемки, является формальным проводником экзистенциальной проблематики сериала. Зритель как бы заглядывает во внутренний мир героев, следит за ним непосредственно, присутствует здесь и сейчас в каждом моменте (что сродни театральному эффекту присутствия).

Тотальное отсутствие постановочного кадра, стереотипных мизансцен свидетельствует о намеренном размывании сериального киноштампа. Безусловно, это свежая тенденция в отечественном телевидении, явно смешивающая элитарную, арт-хаусную эстетику для узкого круга интеллектуалов с массовой культурой потребления.

Литература

  • Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу 1846 г. – М.: Гослитиздат, 1955. 
  • Сартр Ж.-П. Экзистенциализм – это гуманизм // Сумерки богов. – М.: Политиздат, 1989.
     

Новости

В институте

19/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»

09/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ

08/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского

08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО

08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»

30/05/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25

27/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

22/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

22/05/2017
Видеомост Москва-Астана

19/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента

15/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации

12/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ

29/04/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.

28/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов

26/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России

21/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики

15/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»

14/04/2017
ПОЗДРАВЛЕНИЕ!

21/03/2017
Ушел из жизни первый ректор ИПК работников телевидения и радиовещания (ныне Академия медиаиндустрии) Вилионар Васильевич Егоров

18/03/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ РЕКТОРА К.К. ОГНЕВА С НАГРАДОЙ ЗА ВКЛАД В СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ!

Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука