Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016- 2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

С.Л. Уразова,                                                                                                                                                     Культура и экран             
кандидат филологических наук,
доцент кафедры электронных и
печатных СМИ Института повышения
квалификации работников ТВ и РВ,
главный редактор научного журнала
«Вестник ВГИК»
e-mail: svetlana.urazova@ipk.ru

ЭКРАННАЯ МОДЕЛЬ ВОСПРИЯТИЯ МИРА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ НОРМА

Аннотация. В статье рассматривается проблема влияния совре-менных технологий, а также содержательных смыслов экранных произ-ведений, преимущественно телевизионных, на формирование нового типа личности – homo informaticus, чьей противоположностью является человек развлекающийся (homo entertaining). В формируемой медиареальности скрыто одно из противоречий, способствующее как возникновению социальной дисфункции, так и сдерживанию процессов модернизации в обществе.
Summary. In article the problem of influence of modern technologies, and also substantial senses of screen products, mainly television, on formation of new type of the person – homo informaticus is considered, whose contrast is the person having a good time. In this formed media reality the basic contradiction of modern screen culture is hidden.

Ключевые слова: телевидение, экранное произведение, homo infor-maticus, homo entertaining, культура медиа, медиареальность, экранная реальность, социальная дисфуекция, социальные потребности.
Keywords: television, screen product, homo informaticus, homo entertaining, culture of media, a media reality, a screen reality.

Культура ничего и никого не  спасает, да и не оправдывает. Но  она – создание человека: он себя проецирует в нее, узнает в ней себя; только в этом критическом зеркале он видит свой облик, – писал в своей знаменитой книге «Слова» французский философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр, придававший особое значение понятию «свобода», которое он трактовал не как свободу духа, а как свободу выбора человеком, действующим в предложенных ему жизненных ситуациях. Тем самым Сартр подчеркивал, что человек не только неустанно – на протяжении всей жизни – проектирует сам себя, но и полностью ответственен за свои деяния, поступки, да и смысл окружающему миру, полагал он, придает именно человеческая деятельность, благодаря чему окружающий мир и обретает значение и ценность, однако возникает это только через акт сознания и выбора индивида, его собственного «Я». Отдавая должное концепции свободы воли французского философа и соглашаясь с его трактовкой влияния культуры на личность, правомерна постановка идентичного по сути вопроса, но с привязкой к сегодняшнему дню. Каким видит свой облик наш современник в «критическом зеркале» экранной культуры, ныне активно формирующейся?

Как известно, современный мир быстро преображается под влиянием инновационных медийно-технических средств, основанных на экранных технологиях, обеспечивающих широким массам наглядное и оперативное восприятие как актуальной, жизненно важной аудиовизуальной информации, предстающей в разнообразных мультивариативных формах, так и осознание реалий объективной действительности, представленной в виде экранной реальности. И становление информационного общества, где информация есть востребованные потребителем товар и услуга, и экранная модель восприятия «жизненного мира» (по Э.Гусерлю), начинающая до-минировать в социальной практике, актуализируют немало проблем, связанных с социализацией и модернизацией общества, его переходом на новую цивилизационную ступень развития.  Термин канадского социолога М.Маклюэна “глобальная деревня” утрачивает в XXI веке признаки метафоры, утверждаясь в сознании социума как эталон  повседневной реальности. Активно внедряемые в общественную практику компьютеры, интернет, мобильные смартфоны, в том числе и телевидение с его многопрограммной интерактивной цифровой платформой, а также намечаемые к внедрению видеоинформационные системы нового поколения (ВИС) , «сжимают» время и пространство, позволяя людям разных стран и континентов взаимодействовать без затруднений, создавая прецедент для осознания индивидом своих неограниченных возможностей. Наиболее ярко характеризует этот процесс Пьер Тейяр де Шарден, утверждавший еще в 30-е годы XX века, что «в перспективах ноогенеза время и пространство дейст-вительно очеловечиваются или скорее сверхочеловечиваются» .

В итоге экран с его аудиовизуальными образами, разнообразной событийной информацией отождествляется в сознании наших современников с неким источником познания, который, с одной стороны, символизирует радикальные изменения в социально-экономической среде, с другой -  формирует систему ценностей социума, его самосознание, его культурную идентичность. Это порождает ряд противоречий, связанных с накоплением массами социокультурного опыта, транслируемого посредством экранных технологий, так как семантико-содержательное наполнение информационных потоков, будь они вербальные, инфографические или аудиовизуальные, формируется медийной элитой, и это вызывает беспокойство философов, культурологов, социологов, теоретиков в области медиа.

Говоря о культуре как явлении, остановимся на гуманитарном подходе, выделяющем в качестве основного фактора человеческие интересы и потребности, на основе которых формируется определенная заданность развития общества. В этом контексте культура понимается как образ мышления и образ жизни, формируемые в социальной среде  и определяемые специфической установкой сознания, его направленностью на мир и на себя. Но культура есть и особый тип коммуникации людей.  Как отмечает известный российский философ В.М.Межуев, сегодня возникает новый тип культуры – информационной, что вызвано бурным развитием компьютерной техники , появлением интернета, связано также с  установлением приоритета событийности времени, тогда как культура идей и вечных ценностей, культивированию которой способствовала эпоха письменности, исчезает. При этом в контекст культуры информационной, а трактовать это понятие можно и как культуру медиа, заложена идея одномоментности восприятия/осознания объективной действительности и отношения к ней, в результате чего имманентная связь человека с такими ценностными понятиями как вечность, смысл существования и т.д. нивелируется, а сама эта связь обрывается.

Иначе говоря, с приходом культуры медиа – то, что сегодня наблюдается повсеместно в результате беспрецедентного распространения экранных технологий, предлагающих медийный контент, – наступает «тирания момента» и в сознании человека возникает установка «живем одним днем», проецируемая на все его последующие действия. Одновременно смена эпох  – утрата позиций культуры письменности и рост приоритета культуры экранной – выдвигает на повестку дня сразу несколько сущностных вопросов. Что за тип личности рождается из этой, начинающей доминировать информационной культуры, и какой тип личности будет  превалировать в текущей повседневности с учетом интенсификации процессов социокультурной глобализации, построения глобального сетевого обще-ства? Но главное в проблеме то, как  будут формироваться у человека цифрового времени, подвергающегося бесчисленным, а порой и тотальным атакам экранных массмедиа, такие важные духовно-ценностные ориентиры, как  самосознание, самоидентификация , по каким критериям он будет определять свою идентичность, и где будет проходить водораздел  индивидуального и социального? Эти насущные вопросы прямо обращают нас к проблеме формирования нового типа личности – homo informaticus, который, судя по всему, и составит ядро общества цифрового времени.

«Homo informaticus» есть информационно-техногенный человек» , - отмечает В.Ю.Колмаков, уточняя при этом, что «человек разумный» и «человек информационный» - одно и то же существо, рассмотренное с разных сторон . Это тот, кто умеет преодолевать «cтрах перед новыми модусами информационной рациональности» , и чье существование полностью зависит от «способности получать жизненно необходимую информацию».   Подчеркивая, что «информационная рациональность есть новая парадигма мышления, возникающая в результате кардинальных преобразований цивилизации начала 21-го века”  (прежде всего,  технико-технологических преобразований – С.У.), исследователь приходит к выводу, что «информационная реальность есть реальность информационного универсума”.  Действительно, благодаря современным СМК (телевидение, интернет, мобильная телефония и т.д.) происходит интенсивный рост информационных потоков, мгновенно и беспрепятственно преодолевающих географические границы государств.  

Прерогатива же производства этой публичной, прежде всего экранной информации по-прежнему сохраняется за средствами массовой коммуникации как социальным институтом, которые обладают лицен-зионным, т.е. узаконенным  государством правом на ее создание и распространение.  При этом, нельзя не отметить, что в медийной среде идут весьма интенсивно конвергентно-интеграционные процессы, заставляющие современные медиа не только кардинально перестраиваться, реструктуризироваться, реформироваться под влиянием цифровых технологий  - с целью захвата различных сегментов массовой аудитории, но и обращаться при сборе и «выбросе» в социокультурное пространство  оперативной информации за помощью к «народным ньюсмейкерам», т.е. обычным гражданам. «Народная журналистика»  развивается исключительно быстро (блоги в виде интернет-журналов, интернет-дневников стали нормой в социальной практике), подтверждая тем самым и то, что «информациональность» как атрибут социальной организации, по М.Кастельсу, расценивается как фактор социальной динамики в цифровое время, и то, что нарож-дение homo informaticus как нового типа личности явление не эфемерное, не надуманное, а вполне реальное.

Какие же черты характерны для homo informaticus? Стоит предположить, что этому типу личности присущи некий уровень самоорганизации, стремление к познанию (познавательная функция ведущая), причем эти ментальные характеристики относятся к доминирующим, иначе потребность в получении необходимой информации не может быть реализована. Это предполагает и определенный набор личностных качеств индивида, среди которых к приоритетным относятся:  мотивированность, целеустремленность, рациональность, прагматичность, методичность, сосредоточенность, последовательность… То есть все то, что определяет действия индивида на пути продвижения к поставленной цели, оптимальному результату. Как очевидный факт отметим: любая публично распространяемая информация как правило разрознена, фрагментарна, а потому требует некой систематизации, интеллектуальных усилий при оценке, в ре-зультате указанный набор признаков характеризует действия индивида как процесс созидательный, имеющий познавательный аспект.

Согласившись с подобной проекцией развития социогенеза  и с тем, что мышление homo informaticus направлено в русло созидания, нельзя, однако, не признать, что на нынешнем этапе становления информацион-ного общества и развития культуры медиа идет формирование цивилизации медиа с определенными представлениями о бытии и бытийности, тесно связанными с той медиареальностью/экранной реальностью, которую средства массовой коммуникации, прежде всего экранные, производят.  Несмотря на появление в России значительного количества нишевых (уз-конаправленных тематически) телеканалов в платном кабельном / спутниковом ТВ,  наземное эфирное телевидение,  общедоступное и пока  еще самое массовое, продолжает  развивать программную концепцию  экранных зрелищ, ориентированную скорее на формирование человека развлекающегося (homo entertaining), чьи внутренние устремления, мотивация и отношение к жизни больше связаны с потребностью в развлечениях, даже в гедонизме (от греч. hedone – «наслаждение») , что предопределяет поиск субъектом такой системы удовлетворений, которая ему импонирует более всего, доставляя чувственное наслаждение. Напомним, что контент российского ТВ усиленно развивается в сторону развлечений, и это подтверждает статистика. С 2005-го года доля развлекательных программ, кино и сериалов в эфире 16-ти федеральных телеканалов (в открытом доступе) увеличилась с 52% до 66%, при этом кино и сериалы российские зрители видят примерно в одинаковом количестве (23 и 21% эфирного времени со-ответственно), но сериалам уделяется большее внимание: за последние пять лет их доля в прайм-тайм выросла вдвое (до тех же 21%).  

Столь однонаправленное программирование телевизионного контента не так уж безобидно для социального развития, как кажется на первый взгляд. При анализе проблемы следует отметить, что основные признаки человека развлекающегося как типа личности никак не коррелируются с ментальными и личностными качествами homo informaticus. Не только потому, что homo entertaining должен априори обладать неким (весьма немалым) количеством свободного (досугового) времени для удовлетворения своей потребности в удовольствиях, но и в связи с тем, что сам процесс развлечения неизменно связан с релаксацией, т.е. физическим и психическим расслаблением, уменьшением напряжения, прежде всего  напряжения интеллектуального, явно преобладающего у homo informaticus. В зарубежных исследованиях человек развлекающийся трактуется как «упрощенный человек», можно сказать «ментально поверхностный человек», не обремененный поиском смысла жизни, собственным анализом явлений окружающего мира, ответственностью, волевыми качествами характера, необходимыми для достижения поставленной цели во имя решения той или иной  задачи и т.д. Его основной удел – наслаждение, получение удовольствий. И поскольку явления объективной действительности отражаются сознанием такой личности интенционально (от лат.intetio – стремление), т.е. пристрастно-избирательно, в зависимости от их значимости в практике конкретного «развлекающегося» человека, то возникает образ некоего инфан-тильного существа, без активной жизненной позиции, пребывающего без конца в увеселительном состоянии, всегда готового психологически к восприятию забав, скабрезностей, обывательских пошлостей (язык такой личности как правило примитивен, а лексика снижена); существа, отказывающегося от серьезных обсуждений, дискуссий, требующих интеллектуального напряжения.

Таким образом, претворяя в жизнь концепцию экранных развлечений в различных формах и отказываясь от познавательных и аналитиче-ских программ, телевидение как самое массовое экранное средство коммуникации, а вслед за ним и иные экранные СМИ мотивируют свою аудиторию к принятию не только развлекательного образа жизни как мировоззренческой нормы, но даже моделируют варианты стилей социального поведения в  этом векторе развития. Именно поэтому ряд телеканалов использует циничный тезис, но удивительно точный по своему содержанию: «Ты то, что ты смотришь!» , где содержится и характеристика основных ментально-личностных качеств той части массовой аудитории, которая удовлетворена развлекательными телепрограммами, и оценка программного контента, основанного на идее «Делай, как Я!». И если рассматривать аспекты социального развития, социальной динамики, модернизации общества в контексте  современности, то проблема как раз и фокусируется на том, что избранный экранными средствами массовой коммуникации досуговый модус превалирования развлечений входит в противоречие  с вызовами цифрового времени. В итоге налицо конфликт зрелищного и реального на экране.

На фоне того, что по отношению к объективной действительности медиареальность/экранная реальность оказывается всегда скорректи-рованной в большей или меньшей степени в результате применения творческого акта,  профессионального мастерства  журналистов как посредников-коммуникаторов, возникает и проблема однотипности восприятия массовой и гипермассовой аудиторией медийного продукта, в особенности экранного. Исследователи поясняют это тем, что массовая культура, находящая отражение в медийных продуктах, рассчитана не на индивидуальное, а на массовое восприятие, что и вызывает у массовой аудитории «однотипную, одинаковую для всех реакцию» . Однако коллективный характер восприятия экранного продукта, прежде всего телевизионного, когда ничем не связанные между собой люди как бы сливаются в едином эмоциональном отклике, – специфическая особенность приобщения к массовой культуре . И возникает типоло-гизация экранных сюжетов, в русле которых развивается субъективный идейно-чувственный мир человека, независимо от места его проживания и культурных традиций. Кроме того, общей тенденцией стало использование в телевизионном программировании рекреативной функции, что неизбежно приводит к росту развлекательных  программ, как правило схожих между собой по способу применения креативных приемов в сюжетах независимо от их фабулы. В рамках негласной установки в медийном сообществе относительно продвижения развлека-тельной экранной продукции изначально заложена однотипность использования определенных творческих приемов, что сказывается и на креативном акте.  Все это вместе взятое формирует в глазах массовой аудитории и однотипную картину окружающего мира, составленную из калейдоскопа развлечений в виде экранных образов.

Проблему формирования однотипного восприятия и мышления социума следует рассматривать в контексте сближения смыслов понятий «экранная культура» и «массовая культура». Несмотря на то, что понятие «массовая культура» является более широким и содержательно емким по отношению к понятию «экранная культура», их основные характеристики  на современном этапе сближаются, оказываясь в чем-то даже тождественными. Производство сюжетов экранной культуры, их тиражирование обеспечивают в основном электронные  СМИ, в первую очередь телевидение, сделавшее массовую культуру базисом производства экранного продукта. В итоге свойства экранной культуры и культуры массовой уже можно рассматривать практически как идентичные.

Понятие «массовая культура» обладает немалым числом специфических признаков , из которых приведем наиболее существенные, узнаваемые в том числе и в современной практике телевизионного и интернет-пространства. Это в первую очередь примитивизм, фамильярность, амикошонство в отношениях людей; низведение социальных, классовых конфликтов к сюжетно занимательным столкновениям «хороших»–«плохих», «наших»–«не наших»; достижение личного успеха ценой публичности;  развлекательность, забавность, сентиментальность в отношении к жизни, пропагандируемые комиксами, бульварной литературой, «желтыми» СМИ; утверждение коммерческого кино и иных экранных сюжетов с натурализацией и смакованием насилия, секса; ориентированность на подсознание, на «животные» инстинкты; культивирование национальных и расовых предрассудков, различного рода мистификаций; культ сильной личности и   культ посредственности одновременно; примитивная символика; условность в восприятии жизненных ситуаций; популяризация «низовых» языково-лексических форм; банальные трактовки жизненных смыслов и ценностей. Все они проецируются и на понятие «экранная культура», которая, как и «массовая культура», отмечена серийностью производства. Все эти признаки усматриваются в транслируемой ежедневно экранными медиа продукции, где массовость отождествляется с экранностью. Это то, что Ж.Бодрийяр, вслед за М.Маклюэном , называет имплозией , а также погружением в плоскость зрелищного, где «никакие знаки смыслом уже не обладают, и где любой из них тратит свои силы на то, чтобы завораживать и околдовывать» .

Приведенные выше признаки, характеризующие однотипность свойств культур экранной и массовой, позволяют сделать вывод о том, что культуру экранную следует рассматривать как закономерное продолжение культуры массовой, хотя способы репрезентации ими того или иного культурного явления различаются. Если  массовая культура как более широкое понятие имеет при отображении множество формообразований, может тиражироваться всеми известными способами распространения, то культура экранная ориентирована лишь на тиражирование посредством экранного воспроизведения. В итоге массовое восприятие сугубо развлекательного экранного продукта пагубно сказывается на социуме - его интеллектуальный слой истончается, а представления о национальных традициях, культурных ценностях, традициях и нормах поведения размываются, нивелируются, и возникает «иррациональность массовизированной человеческой души» , что в итоге приводит к деградации всего общества. В этом плане настойчиво культивируемая телевидением, иными экранными средствами массовой коммуникации ориентация на однотипность социально-поведенческих реакций и, как результат,  однотипность мышления социальных групп имеют ярко выраженную негативную окраску. На фоне социально-экономических проблем, имеющих место в современной российской действительности, экранные средства массовой коммуникации предпочитают исповедовать идею карнавальной досуговости, гедонистического стиля жизни, безудержной развлекательности, гламура, где эталон бытия - mode de vie звезд отечественного шоу-бизнеса.

Подобная экранная модель отражения картины окружающего мира пагубно сказывается на массах, а ее смысловое содержание предстает как руководство к действию. И вопрос о медийной концепции модели экранной реальности становится архиважным для общества цифрового времени, поскольку в экранных сюжетах запечатлевается облик нашего современника.

Литература

  • Бурдье П. О Телевидении// URL.: http://bourdieu.name/content/bourdieu-o-televidenii#linktostr15 ( дата обращения 27.05.2011).
  • Вартанова Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран: Учеб.пособие  – М.: Аспект Пресс, 2003.– 335 с.
  • Кризис сознания: сборник работ по «философии кризиса». – М.:Алгоритм,2009. – 272 с.
  • Мамардашвили М.К. Сознание и цивилизация. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2011.– 288 с.
  • Межуев В.М. Идея культуры. Очерки по философии культуры. – М.: Прогресс-Традиция, 2006. – 408 с.
  • Уразова С.Л. Реальное телевидение как имитация культуры повседневности/ Экранная культура в  XXI  веке. Сб.ст. Проект РФФИ №  08-06-00439-а. – М.: ФГОУ ДПО ИПК работников телевидения и радиовещания, 2010.С.146-222. – 3,2 п.л.
  • Словарь философских терминов/ Научная редакция профессора В.Г.Кузнецова. – М: ИНФРА-М, 2007. – XVI, 731с.
  • Чумаков А.Н. Глобализация. Контуры целостного мира: монография. – 2-е изд.,перераб. и доп. – М.:Проспект. 2009. – 432 с.
  • Ясперс К. Бодрийяр Ж. Призрак толпы. – М.: Алгоритм, 2008. – 272 с.

Новости

В институте

19/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»

09/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ

08/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского

08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО

08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»

30/05/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25

27/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

22/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

22/05/2017
Видеомост Москва-Астана

19/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента

15/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации

12/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ

29/04/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.

28/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов

26/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России

21/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики

15/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»

14/04/2017
ПОЗДРАВЛЕНИЕ!

21/03/2017
Ушел из жизни первый ректор ИПК работников телевидения и радиовещания (ныне Академия медиаиндустрии) Вилионар Васильевич Егоров

18/03/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ РЕКТОРА К.К. ОГНЕВА С НАГРАДОЙ ЗА ВКЛАД В СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ!

Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука