Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016- 2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Вместо предисловия
Необходимость сохранить единое социокультурное пространство России, сберечь и развивать дальше традиции национальной культуры – одна из острейших общественных проблем сегодня. Свою роль в ее решении должны сыграть и средства массовой информации, в первую очередь телевидение. Результаты одного из последних опросов фонда «Общественное мнение»1 показывают, что для значительной части россиян телевидение продолжает оставаться важной составляющей повседневности. Очень мало осталось тех, кто не имеет телевизора или по тем или иным причинам не смотрит его (2% и 1% соответственно). Большинство же людей (72%) смотрит телевизор каждый день (15%  – 3-5 раз в неделю) и лишь 10% – 1-2 раза в неделю и реже. Причем, как правило, люди не жалеют о времени, проведенном перед телеэкраном: большинство респондентов (59%) сказали, что они проводят у телевизора столько времени, сколько им хочется; 29% предпочли бы смотреть телевизор больше, чем им удается, и только 6% хотели бы тратить на телепросмотр меньше времени.

В этих условиях необходим доступный на всей территории страны телевизионный канал, который ставил бы своей стратегической задачей сохранение и дальнейшее формирование единого социокультурного пространства. Основой его программной политики должно стать распространение общечеловеческих и национальных социальных идеалов и культурных норм. Однако сегодня перспективы его создания в России весьма туманны. Для этого не хватает прежде всего правовой базы: закон «Об общественном телевидении» не принят до сих пор.

По нашему мнению, в данном направлении необходимо дальнейшее совершенствование редакционной политики канала «Культура», который едва ли не единственный в России выступает альтернативой коммерческому телевещанию.
Основная задача, которую он ставит перед собой, – распространение классической отечественной и зарубежной художественной культуры. В 2007 году в интервью «Российской газете» об этом говорила тогдашний главный редактор и генеральный директор канала Татьяна Паухова: «Не постесняюсь сказать, что основной смысл нашей деятельности – просветительство. История, музыка, театр, изобразительное искусство, литература – подавляющее большинство наших программ основаны на отечественном материале. <…> За 10 лет наши зрители 820 раз сходили в театр, 250 раз слушали «Шедевры мирового музыкального театра», 114 раз побывали в Эрмитаже, 130 раз – в Русском музее и 73 раза посетили Третьяковскую галерею, увидели 4000 документальных фильмов...»2.
Возможным направлениям совершенствования редакционной политики канала «Культура» в контексте обозначенных нами проблем и будет посвящена данная статья.

Понятие культуры и механизмы формирования ценностных ориентаций

В первую очередь важно отметить многомерность и всеохватность самого понятия «культура». Его определения, закрепленные в философских, социологических и собственно культурологических энциклопедиях и словарях, свидетельствуют: культура чрезвычайно широкое понятие, она представляет собой зафиксированный и систематизированный совокупный человеческий опыт во всех сферах жизни. 

Что же следует считать культурным пространством? Им можно считать то пространство социальной жизни, в котором в основе человеческих отношений лежит тот совокупный опыт, который накопила культура, и то пространство социальной жизни, в которое культура этот совокупный опыт транслирует.
Что же считать основным признаком и базисом единства культурного пространства? На наш взгляд, базис единства культурного пространства обеспечивают предельно общие программы человеческой деятельности, поведения и общения, то есть программы, которые становятся основой социальной жизни на всем культурном пространстве, а не в какой-либо  отдельной сфере или в отдельно взятой части этого пространства. Иначе говоря, речь идет об общих социокультурных нормах и идеалах.

Таким образом, механизмом формирования единства культурного пространства можно считать передачу общих социокультурных идеалов и норм. Поэтому наш ключевой тезис заключается в том, что формирование единого культурного пространства страны возможно только при воздействии на ценностные ориентации людей.
Само по себе понятие «ценность» на конкретно-психологическом, личностном уровне означает «отношение значимости для человека», причем положительная степень этой значимости может приближаться к абсолюту, к святости. Доктор философских наук П.С. Гуревич дает следующее определение ценности: «жизненная и практическая установка индивида, выражающая то, что для него свято, а также важно, значимо»3.

В отечественной науке исследования ценностных ориентаций берут свое начало в 1960-е годы. Наиболее известны определения ценностных ориентаций, разработанные теоретиками  отечественной психологии Д.А. Леонтьевым и А.В. Петровским, а также одним из выдающихся российских социологов В.А. Ядовым. Перед тем как обосновать и сформировать определение ценностных ориентаций личности в контексте нашего исследования, вкратце рассмотрим позиции этих авторов.
Д.А. Леонтьев понимает под ценностными ориентациями «отражение в сознании человека ценностей, признаваемых им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров». Правда, эта позиция предполагает, что ценности (именно как ценности) существуют только вне человека, что и подтверждается его концепцией трех форм существования ценностей. Первая форма – социальные идеалы, то есть «выраженные общественным сознанием и присутствующие в нем представления о совершенстве в различных сферах общественной жизни»; ценности предметные определяются исследователем как воплощение социальных идеалов в сумме произведений материальной и духовной культуры; личностными ценностями, интересующими нас более всего как содержательное наполнение системы ценностных ориентаций человека, Д.А. Леонтьев называет «инвариантные аспекты социального и общечеловеческого опыта, существующие в структуре личности в форме моделей должного и задающие конечные ориентиры индивидуальной деятельности конкретного человека»4

В.А. Ядов отстаивает, в общем, схожие позиции. Он определяет ценностные ориентации как «разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств их достижения и приобретающие функцию важнейших регуляторов социального поведения»5. При этом источником социальных ценностей ученый считает «идеалы и непреложные нормативные требования, предъявляемые к людям как членам социальных общностей»6.
Подобные подходы в нашем исследовании применимы только частично, и вот почему. Допустим, если некая конкретная личность добровольно и систематически действует вопреки социальным идеалам и даже правовым нормам в целях личного обогащения, рассматривая последнее как главенствующую личную ценность, это означает, что вектор ее ценностных ориентаций в сторону социальных идеалов и норм, мягко говоря, направлен не полностью или не направлен вовсе. Де-факто и Д.А. Леонтьев и В.А. Ядов определяют ценностные ориентации личности через идеалы и нормы общества, к которому эта личность себя относит. Между тем важно ответить на вопрос о природе, о принципах формирования ценностных ориентаций человека, вектор которых не направлен в сторону социокультурных идеалов и норм.

А.В. Петровский раскрывает значение термина «ценностные ориентации» не с абстрактно-социальной точки зрения, а с конкретно-личностной (групповой). Более того, в своем определении он опирается не на содержательные аспекты этого сложного феномена, а на функциональные. Ценностные ориентации, по А.В. Петровскому, это «во-первых, политические, моральные, эстетические и другие основания оценок субъектом – индивидом или группой – окружающей действительности и ориентации в ней; во-вторых, «способ дифференциации объектов по их значимости». Соответственно, система ценностных ориентаций, во-первых, «выражает внутреннюю основу отношений субъекта к действительности» и, во-вторых, «образует содержательную сторону направленности личностной или групповой активности».

Суммировав эти подходы, мы полагаем правильным в дальнейшем опираться на следующее определение ценностных ориентаций: представления субъекта о совершенстве в различных сферах общественной и личной жизни, выступающие в качестве политических, моральных, эстетических и других оснований оценок субъектом – индивидом или группой – окружающей действительности и ориентации в ней, а также дифференциации объектов по их значимости7. Ценностные ориентации, с одной стороны, выражают внутреннюю основу отношений субъекта к действительности, а с другой, образуют содержательную сторону направленности личностной или групповой активности8.
Что же является главной движущей силой формирования ценностных ориентаций личности, что лежит в основе механизма этого формирования?

В первую очередь рассмотрим представление о движущих силах развития самой личности. Как утверждает психолог А.Г. Асмолов, главной движущей силой развития человека выступает «надситуативная активность» – присущая ему «явно неадаптивная по своей природе тенденция, проявляющаяся в постановке различного рода сверхзадач»9. Это уникальная, подлинно человеческая черта. «Надситуативная активность» означает не только (и не столько) стремление человека адаптироваться к условиям конкретной ситуации и среде в целом (как это преимущественно происходит у животных), но и стремление к творчеству как «сверхзадаче», то есть осваиванию реальности путем  создания в ней нового, а значит, ее преобразования,  изменения. Это наглядно продемонстрировали, в частности, эксперименты психолога В.И. Аснина10. Детей 3 и 4 лет просили достать шоколадку, лежащую на столе. Между ними и этой шоколадкой помещали барьер – проводили черту. То есть делали так, чтобы дети не могли прямо подойти и достать желаемую вещь. Рядом с ребенком клали небольшую палку, с помощью которой эту шоколадку можно достать. Через некоторое время методом «проб и ошибок» дети 3-4 лет придвигали шоколадку к себе, довольные, что достигли цели, которую перед ними поставили. Затем опыт повторялся  с детьми 9 лет. Казалось бы, в таком возрасте уже можно мгновенно решить эту задачу. А ребенок не обращает никакого внимания на лежащую рядом с ним палку, с помощью которой он может достать шоколадку.

Тогда В. И. Аснин сделал следующее. Он объяснил четырехлетнему ребенку, что тот ни в коем случае не должен подсказывать своему старшему другу, как достать шоколадку, но при этом он должен находиться в комнате. То есть ситуация внешне та же, только в комнате рядом с девятилетним находится четырехлетний ребенок. Опыт повторяется. Старший вновь не может решить задачу. Наконец, четырехлетний ребенок не выдерживает, нарушает барьер, выступающий в виде запрета взрослого, и говорит: «Ты возьми палку, тогда достанешь шоколадку». А девятилетний отвечает: «Так и каждый сможет!»

После определенного момента в развитии человека понятное, привычное, общее уже не удовлетворяет («Так и каждый сможет!»). Эта творческая активность сознания неизбежно предполагает самоопределение человека как субъекта, как активной личности, осваивающей мир. Иначе творческая активность будет направлена на все сразу и одновременно в никуда. И хотя исследователи справедливо называют источником формирования ценностных ориентаций личности социализацию, стоит сделать важное уточнение. На основе и в процессе социализации выбор, каким ему быть в этом мире и каким миру быть для него, может делать только сам человек.

Сам по себе личностный выбор можно определить как принятие человеком того или иного ориентира деятельности или поведения в качестве одной из личных ценностей. Отражение этого выбора в сознании человека определяет и формирует стержень его личности в отношениях с этим миром. Ценностные ориентации не дают личности «раствориться» в мире, в отношениях с ним формируют индивидуальность, тождественную себе самой, индивидуальность как единое целое. Это важнейшие их функции. Таким образом,  мы говорим о двух формах активности человека – по отношению к миру для себя и по отношению к образу себя в мире.

В рамках философского подхода к схожим выводам пришел М.С. Каган. Он рассматривает ценностные ориентации в контексте практики, под которой понимает «преобразование реальности в вещное инобытие человека и одновременно материальное взаимодействие людей, совместно решающих эти задачи»11. Практика как реальный процесс предполагает определенную работу сознания людей, которая, по мнению исследователя, осуществляется в четырех необходимых и достаточных для этой цели формах. Во-первых, целеполагания («конструирования силой воображения идеального прообраза того объекта, который предстоит создать на практике, и прообраза самого субъекта, которым он хочет себя видеть»12). Во-вторых, познания человеком мира и самого себя, без которого практика просто невозможна. В-третьих, духовного общения людей, «совместные действия которых тем эффективнее, чем выше степень согласия, взаимопонимания, духовного единства, достигнутая в ходе их диалога»13. В-четвертых, собственно ценностных ориентаций. Смысл ценностных ориентаций философ видит в том, что они направляют людей в их практике. Ни один проект не возникнет в реальности, останется «моделью идеального будущего»14, пока не будет осознан как ценный для субъекта, пишет М.С. Каган.

Стоит только добавить, что исходным основанием формирования потребностей и практического преобразования реальности в соответствии с ними и является «надситуативная активность» как собственно человеческая черта. На конкретно-личностном уровне надситуативная активность человека проявляется уже в рамках процесса социализации, а именно, в процессе обособления15. Под социализацией традиционно понимается «процесс присвоения индивидом социальных ролей, принятых в данном обществе, посредством как собственной активности, так и «чужой»16. Через процесс социализации индивидуальность осознает, «что можно и что нельзя» в данной социальной среде, то есть адаптируется к ней. Но не только. Другая важная составляющая социализации человека – обособление, то есть автономизация личности в обществе, становление собственно индивидуальности.

Важно отметить, что ценностные ориентации подвержены изменениям под влиянием личностного выбора, как и любые другие. Психолог М.С. Яницкий справедливо замечает: «Система ценностей человека изменчива, так как в значительной степени обусловлена как меняющейся социальной средой, так и актуальным уровнем развития личности»17. Таким образом, система ценностных ориентаций человека, хоть и является относительно устойчивой, но никогда не находится в статике.

Роль ТВ в формировании ценностных ориентаций.

Уникальное свойство телевидения как коммуникативной подсистемы культуры – передача изображения на расстояние, в частности, и симультанность (не стоит забывать, что телевидение начиналось с прямых трансляций). Оно осуществило давнюю мечту человечества о некоем «всевидении», о возможности заглянуть за горизонт видимого жизненного пространства. Благодаря этому телевидение и распространилось столь быстро и широко, оказалось столь востребованным людьми. «Телевизионные сообщения – особенно теперь, при наличии спутников связи – поступают со всего света, значит, великий дар телевидения состоит в том, что его посредством весь мир обрел зримость. А так как ТВ не «изымает» зрителя из его будничной среды, напротив – само стремится туда, то вместе с телевидением весь мир врывается в жилище отдельного индивида… В эпоху телевидения не человек ездит по свету, но образы со всего мира – со всех стран и континентов – устремляются к телезрителю и, потеряв материальность, роятся вокруг него – словно затем, чтобы покорно попасть в его «совокупный социальный опыт» и «модель мира», – писал известный исследователь телевидения В. И. Михалкович18.

Телевидение расширяет границы реального мира, доступного  для видения и осмысления его человеком, достраивает и дополняет доступное личности социокультурное пространство, то есть вносит свой вклад в формирование индивидуального образа действительности. Это означает, что запросы конкретного человека к телевидению как источнику информации об окружающей действительности, в общем, те же, что и к самой реальности. Французский социолог Пьер Бурдье приводит очень точное наблюдение: «Для некоторых из наших философов (и писателей) «быть» значит быть показанным по телевизору, то есть в итоге быть замеченным журналистами или, как говорят, находиться на хорошем счету у журналистов (что невозможно без компромиссов и самокомпрометации). И действительно, поскольку они не могут рассчитывать только на свои произведения, чтобы продолжать существовать для публики, то у них нет другого выхода, кроме как появляться как можно чаще на экране, а стало быть писать через регулярные и насколько возможно короткие интервалы времени произведения, основная функция которых, по словам Жиля Делеза, обеспечить их авторам приглашение на телевидение»19

Личность, постоянно ориентируясь в мире изменяющихся общественных условий, может предъявлять самые разнообразные требования и к телевизионному контенту. Жизненная ориентация, на наш взгляд, одна из наиболее важных функций телевидения по отношению к зрителю наряду с рекреативной и компенсаторной. Например, человеку не понятна сфера самореализации. Ему не хватает человеческого общения. Ему необходима некая жизненная альтернатива, если непосредственно доступная социальная реальность недостаточно ценна и желанна. В поисках откликов на эти запросы человек обращается в том числе и к ТВ.

Телепрограммы, в свою очередь, отражая ту или иную часть социальной реальности, организуя ее, несут те или иные смыслы этой реальности, которые могут влиять на человека, выступая как источники ценностных альтернатив социокультурных ориентиров в отношениях с миром. Поэтому особое внимание необходимо обратить на такую особенность телепрограмм, как формирование этих альтернатив для зрителя, а их конкретное наполнение стоило бы рассматривать в контексте трех определяющих процессов человеческой жизни: деятельности, поведения и общения. Воспринимая те или иные смыслы телепрограмм, формируя на их основе новые социокультурные ориентиры, человек может сформировать к ним личностное ценностное отношение, и эти новые ориентиры могут, по выражению Б.М. Сапунова, «определять его жизненные установки и поведение»20. Сразу оговоримся: вычленить влияние телевидения на формирование системы ценностей человека крайне сложно. Хотя бы потому, что это влияние может быть и опосредованным, например, через авторитет «значимого другого» (термин психолога М. Мида) в социальном окружении, на которого, в свою очередь, ТВ прямо или косвенно повлияло непосредственно. Тем не менее мы можем говорить о ценностной направленности программ как об отражении ценностных ориентаций их героев. 

Таким образом, актуальным становится принцип персонификации телевизионного сообщения. Он разработан отечественными исследователями ТВ достаточно полно. Стоит только напомнить, что основной фактор распространения именно персонифицированной информации на телевидении – это востребованность зрителем телевизионного сообщения, насыщенного отношением к нему героя, осмысленного им, сквозь которое проступает его духовный облик (причем «сообщения» в широком смысле: им может быть не только слово, но и действие, поступок). Сообщение таким образом «очеловечивается», телевизионная реальность максимально приближается к действительности во всем многообразии общественных и межличностных отношений, а также собственно личностных установок и ориентиров, проявляющихся во взаимодействии с миром. 

Тем самым ценностная направленность программ проявляется через отражение в деятельности, поведении, общении  людей «по ту сторону экрана», их ценностных ориентаций, выступающих в качестве социокультурных ориентиров как альтернатив деятельности, поведения, общения для зрителей.
Достаточно напомнить, что советское телевидение не переставало выпускать на экран «героев времени» в качестве примеров для подражания, социальной и ценностной ориентации широкой аудитории. На современном практически полностью коммерциализированном, российском телевидении об адресной ценностной направленности программ не забывают, но под влиянием «заповеди, заключающей в себе все десять», – как можно дольше удерживать внимание целевой аудитории – толкуют ее весьма избирательно и узко.

Например, руководители ТНТ из года в год открытым текстом называют скандально известное шоу «Дом-2» «социально обучающей программой», «социальным тренажером» и даже «зеркалом жизни». Но вполне очевидно, какие социальные (если вообще их можно так характеризовать) ориентиры реально несет «Дом-2». Достаточно сказать, что герои помещены в некий искусственный псевдосоциальный мирок, наполненный всеми необходимыми материальными благами, где попросту развлекаются, подобно жителям Дурацкого острова из известной детской книги Николая Носова «Незнайка на Луне», и деградируют буквально на глазах. Этот пример, на наш взгляд, показателен в следующем. Если необходимость формирования единого культурного пространства не останется декларативным заявлением, то от государства потребуется обеспечить как минимум общедоступную альтернативу коммерческому телевещанию. Создавать для частных вещателей некие дополнительные обязательства – заведомо проигрышный путь. Он вступает в противоречие с самой природой рейтингового ТВ как бизнеса. Альтернативной ему из всех существующих в настоящее время российских телекомпаний выступает канал «Культура». Рассматривая эту проблему, мы неизбежно приходим к парадоксальному на первый взгляд утверждению. Культурно-просветительский канал, ориентированный на широкую аудиторию, не может не отражать (хотя бы в части своих программ) избранные им специализированные сферы культуры в контексте повседневности широкой аудитории и на языке, близком этой повседневности.

На пути программ к широкой аудитории «сквозь повседневность» есть как минимум два направления. Первое – подстраивать программное наполнение под обыденные, сиюминутные потребности этой аудитории – на наш взгляд, неприемлем по определению. Любая активная редакционная политика, тем более в рамках рассматриваемых нами задач создания единого культурного пространства, будет сведена на нет постоянным стремлением угнаться за сиюминутными желаниями зрителя. Второе направление, отброшенное ныне под влиянием коммерциализации ТВ, – уже рассматриваемая нами ранее жизненная ориентация, то есть формирование интереса широкой аудитории к сферам культуры как необходимым источникам жизненного опыта.

Мы предлагаем сформулировать конкретные принципы формирования ценностной направленности, обратившись к трем ключевым процессам, которые лежат в основе отношений личности и мира, – деятельности, поведению и общению. Эти принципы стоит определить как способы решения двух определяюще важных задач культурно-просветительского вещания. Первая – это отразить специализированные сферы культуры как один из богатейших источников жизненной ориентации каждой конкретной личности, выявить и продемонстрировать связи мира искусства, науки, духовной культуры и мира конкретного человека, и даже массового зрителя. Без решения этой задачи весьма проблематично ставить вторую – формировать единое культурное пространство через выстраивание ценностной направленности культурно-просветительского вещания. Эта задача требует четкого определения тех культурных норм и принципов, которые лежат в основе этого формирования.

Первая задача требует, с одной стороны, сформировать личностно-смысловую, жизненно-ориентационную связь между образом документального героя сферы искусства (или любой иной) и личностью конкретного зрителя, с его жизненными исканиями и проблемами. А с другой стороны, послания, адресованные просветительской программой широкой аудитории, должны быть ей понятны. Формировать средствами массовой информации единое культурное пространство страны вне связи с широкой аудиторией, оставляя ее за «барьером понимания», попросту невозможно. Таким образом, мы приходим к определению просветительства как уникального синтеза журналистики и искусства.

Если подходить к анализу искусства в конкретно-личностном аспекте, то нам представляется наиболее верной позиция классика отечественной психологии А.Н. Леонтьева. Справедливо отмечая, что «поэзия, живопись, музыка, никем не воспринимаемые, не обнаруживают существенного своего содержания»21, он при этом указывает, что познание и выражение эмоций свойственны не только искусству22. Уникальным предназначением искусства как сферы особого общения людей исследователь видит задачу «открытия, выражения и коммуникации личностного смысла действительности, реальности»23.
Представляется необходимым еще раз напомнить общеизвестное утверждение, что картина, книга или скульптура могут быть не только достоянием культуры, но и произведениями искусства для конкретного зрителя (слушателя, читателя), когда тот увидел в них смысл в сфере человеческих отношений, человеческих ощущений, который несет в себе художественный образ. Человек обогащает этим смыслом свой индивидуальный образ окружающей действительности, ту картину жизненной реальности, которая служит основой его личностного выбора, личностного самоопределения, поиска самого себя в этом мире. Культурно-просветительская журналистика приобретает потенциал быть востребованной широкой аудиторией, если несет эти смыслы.

Только с помощью такого подхода можно ставить и решать задачи распространения культурно-просветительским телевизионным вещанием социокультурных идеалов и норм, выделять конкретные принципы-ориентиры редакционной политики, реализующие их в рамках формирования единого культурного пространства.
Нам представляется  правильным прояснить наиболее важные и существенные ценностные ориентации человека, на которые может и обязано оказывать влияние культурно-просветительское вещание, и определить те социальные нормы и принципы, которые должны лежать в основе его ценностной направленности. Базовые ориентиры формирования ценностной направленности мы бы определили следующим образом.

1. В контексте деятельности
В процессе деятельности человек внутренне, субъективно осваивает реальность и преобразует ее, ориентируясь на собственные потребности, ценностные ориентации трактуются как «система устремлений личности, а также характер этой устремленности, высший уровень представлений об идеалах, о смыслах жизни и деятельности, которые в совокупности лежат в основе активности каждого человека»24. Таким образом, смысл жизни человека, его личностный выбор в сфере деятельности – ключевая для нас составляющая ценностных ориентаций в контексте деятельности.
Мы, безусловно, отдаем себе отчет в том, что формирование личностного смысла своей жизни – процесс исключительно индивидуального выбора. Но нам представляется важным выделить универсальный социокультурный ориентир, основываясь на творчестве как свойственной исключительно человеческому сознанию деятельности. Напомним, творчество – это «создание нового, лучшего нового, соответствующего многим потребностям человека в любой сфере деятельности»25, процесса, лежащего в основе формирования культуры в широком смысле.

Творческие процессы происходят во всех сферах культуры, в каждом виде деятельности. «Художник рисует, чтобы передать другому свое видение мира, выразить в одном многое. Писатель стремится с помощью слова выразить свое мировосприятие, видение мира, тех или иных событий. Чтобы помочь другому понять их, чтобы поделиться с другими своими мыслями и чувствами. Ученый стремится в краткой и точной формулировке или теории охватить суть наиболее устойчивых связей, процессов в мире, не зависящих от внешней, видимой стороны явлений, «проникнуть в суть вещей». Балерина – в танце выразить настроение, состояние изображаемой героини, отрешившись от себя, полностью перевоплотившись. Так же – актер, чтец. Руководитель – правильно оценить все особенности людей, с которыми работает, учесть их предрасположения, тонкие черты, перспективы развития, чтобы с их помощью организовать дело. В каждом виде деятельности осуществляется творчество»26

Таким образом, один из принципов редакционной политики культурно-просветительского канала мы бы сформулировали следующим образом: культурно-просветительским программам необходимо формировать ценностное отношение человека к творческому развитию своего «я» во всех сферах жизни.
Потребности в формировании своего уникального «я», стремлении отличиться от других свойственны всем индивидуальностям. Другой вопрос, что самоопределение личности  может завершиться на уровне потребления готовых стереотипов, начиная от внешнего вида и кончая  смыслом жизни, а его «надситуативная», по сути своей творческая активность – приостановиться. Спекуляции коммерческого телевидения на различных сложившихся стереотипах самореализации (материальном благополучии, славе и т.п.) давно уже стали притчей во языцех. Но распространение принципов творческого развития, самореализации через формирование новых смыслов, через личностные вклады в культуру – «удел» только просветительского телевещания.

2. В контексте поведения и общения
Человек ориентируется в окружающем мире ценностным предпочтением или отвержением поступков других людей, следовательно, предпочтением одних социальных идеалов и норм поведения и отвержением других. Тем самым, он ограничивает собственное «я», во-первых, ценностным отношением к тем или иным способам и нормам поведения в обществе, к тем или иным убеждениям, а во-вторых, ценностным отношением к личным идеалам собственного поведения (и поведения других людей и общества в целом), стремлением к воплощению этих идеалов, то есть работе над собой.
Все это в комплексе формируется личностным выбором человека в сфере поведения. Будет ли этот выбор нравственным – вопрос принципиальный и основной. Именно отражение личностного выбора человека в сфере поведения как нравственного – второй важный принцип редакционной политики культурно-просветительского канала  в рамках формирования единого культурного пространства.

Причем этот выбор, на наш взгляд, необходимо подчеркивать и в контексте общения. Одним из важных принципов редакционной политики культурно-просветительского канала в рамках формирования единого культурного пространства следует считать отражение заявленной публично в той или иной форме личностной позиции героев программ, при условии, что эта позиция отражает личностный выбор, соответствующий общим социокультурным ориентирам и нормам.
На просветительском ТВ нужны мыслящие, активные документальные герои, формирующие на основе общечеловеческих ценностей новые ориентиры и возрождающие лучшее в традициях национальной культуры, ее базовые духовно-нравственные нормы. И особенно важно отражать на телеэкране позиции документальных героев, через собственный выбор и заявленную личностную позицию возрождающих социальные нормы и идеалы в принципиально новых «переходных» для российской культуры условиях. Это должно стать одним из основополагающих принципов формирования ценностно-ориентационной направленности культурно-просветительского вещания. По нашему мнению, не менее, если не более, интересен взгляд просвещенного обывателя, человека, не принадлежащего к профессиональной сфере культуры, но проявляющего к ней интерес как к источнику жизненного опыта других людей, культурных норм в целом. 
В качестве резюме еще раз сформулируем разработанные нами принципы редакционной политики культурно-просветительского телеканала.

  1. Просветительским программам необходимо формировать ценностное  отношение человека к творческому развитию своего «я» во всех сферах жизни.
  2. Просветительским программам следует отражать личностный выбора документальных героев и заявленную ими с телеэкрана личностную позицию в сфере поведения, если она соответствует социокультурным идеалам и нравственным нормам.
  3. Просветительским программам нужны мыслящие, активные документальные герои, формирующие на основе общечеловеческих ценностей новые ориентиры и возрождающие лучшее в традициях национальной культуры.
  4. В просветительских программах в качестве документальных героев должны быть и просвещенные обыватели, люди, не принадлежащие к профессиональной сфере культуры (научной, художественной, философской), но проявляющие к ней интерес как к источнику жизненного опыта других людей и культурных норм в целом для формирования собственной системы ценностей.

 

  1. Опрос проводился 6-7 сентября 2008 года. Выборка: 1500 респондентов из 100 населенных пунктов 44 субъектов РФ. Данные опроса доступны в Интернете по адресу: http://bd.fom.ru/report/cat/smi/smi_tv/d083623/printable/
  2. «Культура»: все только начинается. // Российская газета 2007, 31 октября.
  3. Психологический словарь / Под редакцией П.С.Гуревича. М., 2006. С. 741.
  4. См. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции. // Вопросы философии.1996. №4. С. 15 – 25.
  5. Российская социологическая энциклопедия  /Под общ. ред. академика РАН Г.В. Осипова. М., 1998. С.352.
  6. Там же.
  7. Социальная психология. Словарь /Под ред. М.Ю. Кондратьева. // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах  (ред.-сост. Л.А. Карпенко, под общ. ред. А.В. Петровского). М., 2005. С.68.
  8. Там же.
  9. Асмолов А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического исследования. М., 2001. С. 366.
  10. Указ. соч. С. 366-367.
  11. М.С. Каган. Философская теория ценности. СПб., 1997. С. 65.
  12. Там же.
  13. Там же.
  14. Там же. С. 65-67.
  15. См.: Мудрик А.В. Социализация человека. М., 2004. С. 21.
  16. Социология. Основы общей теории / Под ред. академика РАН Г.В. Осипова. М., 2003. С. 214.
  17. Яницкий М.С. Психологические факторы и механизмы развития системы ценностных ориентаций личности. Дисс. д-ра психол. наук. Новосибирск. 2000. С.132.
  18. Михалкович В.И. О сущности телевидения – www.tvmuseum.ru/attach.asp?a_no=879. С. 8, 9.
  19. Бурдье П. О телевидении и журналистике. М., 2002. С. 25-26.
  20. Сапунов Б.М. Телевидение и культура. М., 1989. С. 32.
  21. Леонтьев А.Н. Некоторые проблемы психологии искусства. // Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения в 2-х тт. М., 1983. Т. 2 С. 233.
  22. «Специфика эстетической деятельности вовсе не состоит просто в познании на уровне чувственных образов и еще менее в переводе на язык образов, которые в этом случае становятся символами. Продукты эстетической деятельности не только не похожи, но в известной мере даже противоположны наглядным символам. Вот чаша, обвитая змеей, на погонах медицинского персонала армии. Или изображение загородки, которая предупреждает нас на дорогах о приближающемся перекрестке с линией железной дороги. Это конкретные символические изображения, но что общего между ними и тем, что мы находим в качестве продукта собственно эстетической деятельности?». Там же. С. 234.
  23. Чувства, эмоции, страсти… выражаются людьми и вне эстетической деятельности. Причем выражаются ярко и непосредственно, заражающе сильно и оказывают или могут оказывать могучее воздействие на других людей. Психология, в том числе и экспериментальная психология, знает об этом достаточно много и достаточно подробно. Но именно все это и делает очевидным, что сама по себе функция выражения эмоций, коммуникации их и эмоционального воздействия на людей и функция эстетической деятельности суть разные, не совпадающие между собой функции. Просто гневные, яростные или просто страстные любовные письма – по своей функции вовсе не то же самое, что эпистолярное художественное произведение». Там же. С. 235.
  24. Новые ценности образования. Словарь. М., 1995. С. 108.
  25. Психология творчества. Новосибирск. 1986. С. 3.
  26. Там же. С. 3.

 

Новости

В институте

22/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

22/05/2017
Видеомост Москва-Астана

19/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента

15/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации

12/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ

29/04/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.

28/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов

26/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России

21/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики

15/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»

14/04/2017
ПОЗДРАВЛЕНИЕ!

21/03/2017
Ушел из жизни первый ректор ИПК работников телевидения и радиовещания (ныне Академия медиаиндустрии) Вилионар Васильевич Егоров

18/03/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ РЕКТОРА К.К. ОГНЕВА С НАГРАДОЙ ЗА ВКЛАД В СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ!

14/03/2017
К 100-ЛЕТИЮ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Новая книга А.В. Черняка - "Печать как двигатель революций в России".

17/02/2017
КИПРАС МАЖЕЙКА В ТАДЖИКИСТАНЕ

06/02/2017
Международный университет в канун юбилея

23/01/2017
Вручены призы победителям конкурса имени диктора Всесоюзного радио Юрия Левитана, учрежденного Академией медиаиндустриии.

13/01/2017
13 января - День российской печати. Поздравляем коллег с праздником!

09/01/2017
Одобрены профессиональные стандарты, актуализация которых в 2016 году проводилась Академией медиаиндустри

19/12/2016
Открытие 23-й Региональной конференции ИНПУТ

Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука