Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016- 2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Несомненно, компьютер становится краеугольным камнем новых способов коммуникации. Подобно тому как в девятнадцатом веке людям приходилось учиться грамоте, чтобы читать газеты, сегодня они должны были освоить компьютер, прежде чем на его базе появились современные медиа. Уровень знаний, необходимый для освоения компьютерно-опосредованной коммуникации, невелик – вроде навыков чтения и письма, требующихся для пользования газетами. Чтобы работать с компьютером, не надо быть программистом,  равно как, чтобы читать газеты, не нужно быть репортером или редактором.

Несмотря на столь, в общем-то, низкие требования, людей, особенно взрослых, часто страшит необходимость учиться что-то делать по-новому. Так как многие дети осваивают компьютер в начальной или средней школе, ускоряется процесс реверсирования возрастных ролей, когда дети, в том, что касается применения информационных технологий, оказываются более образованны, чем их родители. Такое нарушение традиционной модели – типично для любой коммуникационной революции.

Компьютерная коммуникация – слишком новое явление, круг охваченных ею людей пока не так широк, чтобы стать объектом  достоверных исследований. Однако  рассмотреть социальные следствия новых коммуникационных процессов полезно, несмотря на то, что в отличие от телевидения и других СМИ, новые технологии еще не скоро смогут охватить все человечество, так как большая часть мира пока что  живет в другом коммуникационном веке.
Новые и старые медиа
Одна из самых больших проблем, возникающих при попытке оценить значение новых технологий, – предсказать их шанс трансформироваться в системы массовых коммуникаций. Так, кабельное и спутниковое телевидение и компьютерная коммуникация уже достаточно развиты, чтобы считаться новыми массмедиа, тогда как телетекст и видеотекст потеряли свою актуальность еще на раннем этапе.

Будет ли та или иная новейшая технология преобразована в систему с широкой аудиторией, зависит от политической системы, экономических факторов, семьи, школы, требований военных и других условий. Только после тщательного анализа социальной среды, степени влияния общества на массмедиа можно будет предсказывать, какие технологии вероятней всего станут полноправными системами массовых коммуникаций.

Практики и исследователи сегодня задаются вопросом, не придется ли сожалеть о пришествии некоторых электронных диковинок, которые принято называть «новыми средствами массовой коммуникации». Бывший комментатор новостей Си-би-эс и активный сторонник теории социальной ответственности журналистики Уолтер Кронкайт предупреждает: «Без какого-либо злого умысла любая государственная система или самозванный диктатор смогут вторгнуться в нашу личную жизнь, и постепенно все, что относится  исключительно к сфере нашей  личной жизни, попадет в электронные досье, доступные всякому любопытствующему, стоит только нажать клавишу».1 Новые медиа все больше помогают элитам создавать и укреплять эффективную «псевдореальность» (например, «поставленные» пресс-конференции, общественные мероприятия и церемонии, организованные массмедиа с целью манипулировать реальностью, а не отражать ее).

Где-то между старыми и совершенно новыми располагаются технологии, качественно подобные старым,  но  количественно   другие (которые, например, преобразуют телевидение из скудного СМК в обильное, каким являются кабельное телевидение, непосредственное вещание, видеодиски, видеокассеты).
Характер и ответвления технологических новинок ставят перед исследователями очень серьезные проблемы. Их уважение к медиа идут вразрез с некоторыми эффектами новых СМК. Их беспокойство по поводу кино как искусства и журналистики как ремесла или телевидения как инструмента изменения общества базировалось на иерархической модели коммуникации, когда информация течет в одном направлении – от передатчика к приемнику, от наделенного знаниями профессионала к податливой аудитории. Интерактивный характер новых технологий неизбежно выводит на первый план пользователя, поэтому приходится иметь дело с социальными,  когнитивными и экономическими аспектами коммуникации. Следовательно, необходимо пристально присмотреться к таким областям, как когнитивная психология и современная лингвистика, чтобы выяснить, как люди ищут, используют и понимают коммуникацию.

Перед разработчиками новых технологий стоит задача создать системы, которые будут не только служить целям понимания, ориентации и развлечения, но и делать это лучше, чем традиционные массмедиа. Чтобы добиться успеха, новым системам придется предлагать пользователям такое сочетание содержания, удобства, стоимости и доступности, которое будет лучше  того, что уже дают телевидение, радио, кино, стерео, газеты, книги и журналы. Новые системы должны быть совместимы с доминирующими экономическим, политическим и другими институциональными факторами.

Приверженцы медиа считают, что с их помощью можно основательно изменить личную жизнь человека, сделать ее полезной и наполненной смыслом, а новые технологии могут расширить горизонты культуры и опыта каждого человека. Они предвидят активную аудиторию с новой энергетикой, когда люди с помощью медиа делают свою жизнь более интересной и осмысленной. Противники такого подхода боятся, что новые технологии подавят среднего человека, парализуют его волю и в конечном итоге сделают из него пассивного лежебоку. Оптимисты предрекают появление ответственных граждан, которые будут использовать медиа для формирования более демократических форм правления, тогда как пессимистам видится появление демагогов, чья власть зиждется на циничном манипулировании народом. Первые  предвидят идеальный общественный строй, при котором новые технологии усиливают культурное взаимопонимание, когда люди, исповедующие самые разные культуры, смогут жить в согласии. Их  противники утверждают, что те же самые технологии обострят и углубят культурные стереотипы и распространят опасения по поводу других культур, то есть вместо гармонии они могут нести раздор и хаос.

Конфликт парадигм

Общий подход ученых к массмедиа Мелвин Дефлер видит как столкновение трех парадигм.1 С точки зрения структурно-функционального анализа, могут выжить и процветать только те технологии, которые удовлетворяют потребности общества в стабильности, интеграции и эффективном производстве.
С точки зрения эволюционной парадигмы, развиться в новые медиасистемы больше шансов у тех технологий, которые лучше всего служат возникающим в обществе потребностям к адаптации. Поскольку общество становится более сложным, все труднее поддерживать его монолитность с помощью традиционных способов межличностной и массовой коммуникации. Поэтому нужно создавать новые системы СМК, которые смогут утвердиться, например, благодаря содействию решению проблем, возникающих во время крайне важного перехода к экономике информационного обслуживания или из-за столь же важных изменений в мировом экономическом порядке. В результате могут появиться системы международной коммуникации и обмена, необходимые для благополучия усложняющегося мира, в котором выживание становится проблематичным из-за оружия массового уничтожения, истощения природных ресурсов и сокращения общения между людьми.

Когда новые массмедиа действительно утвердятся как системы коммуникаций, перед старыми встанут проблемы адаптации. Исторический опыт  развития газет, кино, радио и телевидения свидетельствует, что, когда «новые» СМК становятся «старыми», их выживание зависит от способности находить новые способы оказывать услуги, которые оплатит общество или профинансирует правительство.
Парадигма символического интеракционизма рассматривает вопросы изменений преимущественно на индивидуальном уровне, а не общества в целом (в отличие от теоретиков-эволюционистов). Сторонников символического интеракционизма больше всего заботит, как новые медиа будут помогать индивидам в их совместных усилиях найти смысл в неопределенном и изменчивом мире. Для них важнее всего хроническая зависимость от массмедиа. Следовательно, можно ожидать, что у индивидов с новыми медиасистемами сложатся прочные отношения зависимости, которые лучше всего позволят им не только знать, что происходит, но, что важнее, понимать, что это значит. У разработчиков таких коммуникационных систем хорошие шансы добиться успеха.

Сопутствующий фактор – количество новых СМК, необходимых для формирования общих значений и общих символических культур, без которых невозможна эффективная коммуникация между людьми и народами. Тот факт, что национальные экономики уступают место экономике мировой, означает, что влиятельные объединения и страны будут искать новые медиа для создания всемирной коммуникационной системы, для «нового информационного порядка».
«Парадигма конфликта предлагает совсем другой взгляд, а именно: в системы массовой коммуникации разовьются те технологии, которые возникнут в результате столкновения групп влияния, каждая из них будет продвигать ту технологию, которая лучше всего служит ее собственным экономическим и политическим интересам. Особенно ярко этот процесс проявляется в исторической борьбе между сторонниками кабельного и эфирного сетевого телевидения», – писал Дефлер еще в 1989 году.1

Многие теоретики-конфликтологи, анализирующие подобные тенденции, разделяют опасения символических интеракционистов, когда отмечают, что всемирные символические культуры и общественные реалии, конструируемые и распространяемые коммуникационными системами, могут стать важнее вооруженных сил. Опираясь на старое изречение «перо сильнее меча», символические интеракционисты утверждают, что тот, кто контролирует новые массмедиа, может и будет использовать их для создания мировой гармонии или мирового превосходства – или того и другого.

И, наконец, познавательная парадигма ставит в центр внимания влияние новых медиасистем на убеждения, чувства и поведение индивидов. Считается, что те технологии, которые оказывают влияние, «желательное» с точки зрения самих индивидов и властей предержащих, имеют больше шансов развиться в коммуникационные системы. В обществах, где медиа зависят, например, от рекламы в качестве источника дохода, больше вероятности, что эта технология станет медиасистемой, если ее сможет использовать большое число людей ради достижения своих целей. В странах, где система СМК находится в собственности и под контролем правительства, более важным может быть влияние потенциальных коммуникационных систем на формирование убеждений, чувств и поведения индивидов по отношению к государству.

Все названные нами парадигмы дают хотя бы поверхностное представление о тех факторах, которые необходимо учитывать, чтобы составить прогноз, какие из новых технологий лягут в основу медиасистем будущего. Как считают специалисты, для выяснения того, чем руководствуются люди, когда ищут и используют коммуникацию, следует пристально присмотреться к таким областям знаний, как когнитивная психология и современная лингвистика. Необходимо также подробнее рассматривать проблемы экономики и социальные параметры коммуникационной технологии, например дробление аудитории на множество разрозненных групп.

Новые технологии позволяют увидеть старые более рельефно. Маршалл Маклюэн признавал это, когда (имея в виду компьютер) писал: «Появление нового средства массовой коммуникации часто открывает  новые свойства и гипотезы, как это было не раз, старого средства.1  Создавая новые конфигурации модели «источник – сообщение – получатель», новые коммуникационные технологии вынуждают исследователей пересматривать свои прежние дефиниции массовой аудитории, средства коммуникации и т.д.

Дэниел Белл указывал на неоднозначность термина «массовое общество». «В этих разнообразных формах использования концепции массового общества больше всего поражает, как мало они отражают сложные, сильно расслоенные общественные отношения реального мира или связаны с ними».1  Всегда было трудно дать и определение термину «массмедиа», уходящему корнями в идеи массового общества. Цепляние за традиционные дефиниции чревато определенными проблемами, и одно из проявлений этого – рост тревоги по поводу исчезновения массовой аудитории в последние годы и последствий этого явления для либерального плюралистического государства. Процесс конвергенции коммуникационных технологий, представляемый компьютером, порождает страх демассификации, по мере того как аудитория все больше и больше фрагментируется. Существующая неопределенность по поводу самих терминов, видимо, указывает, что идея массмедиа достигла своего предела.

Сторонники критического направления в исследованиях СМК, ставя  под сомнение традиционные дефиниции эффектов медиа, занимаются анализом социальных, экономических и исторических контекстов, результатом которого являются институционные концепции медиа. Такой путь чреват появлением нового набора якобы неоспоримых гипотез о способности медиа оказывать влияние на аудиторию. Тогда как полный отказ от идеи взаимосвязи массмедиа и аудитории может вообще поставить под сомнение способность медиаинститутов создавать сообщения, потребляемые реальными людьми.

Преимущественно линейные модели коммуникации как одностороннего процесса уступают конвергентным моделям как двустороннему процессу обмена информацией благодаря интерактивности, присущей новым медиа. Эта интерактивность означает, что на смену стандартизированному содержанию печатной и вещательной коммуникации приходит содержание, не ограниченное по разнообразию.
Совершенно неожиданно для себя люди начинают осознавать, что информация становится самым важным ресурсом в современном обществе. Следовательно, изучение человеческой коммуникации действительно превращается в изучение общества. Это понимание обещает существенно поднять статус исследователей коммуникации в новом обществе, которое сейчас формируется в условиях информационной революции.

Любопытно, что еще в 1988 году Маклюэн выдвинул гипотезу, что к любому крупному сдвигу в истории медиа применимы четыре основных закона. Новое СМК действует по-старому в четырех режимах: ускорение, устаревание, синтез и восстановление.1   В качестве конкретного примера предлагается рассмотреть персональный компьютер с текстовым редактором. Во-первых, он ускорил процесс подготовки текста к печати; во-вторых, сделал пишущую машинку ненужной; в-третьих, принял участие в новом синтезе медиа, который привел к появлению настольного издательства; в-четвертых, возродил децентрализованное производство печатных материалов, компонент индивидуального выражения.

Пересмотр дефиниций

Новые медиа заставляют ученых пересматривать традиционные дефиниции. Говоря об отношениях между медиа и индивидами или обществом, в каждом конкретном случае в слово «медиа» вкладывается разный смысл. Скажем, когда исследователь берется доказать утверждение «телевидение вызывает Х» (где Х может быть чем угодно – от агрессивного поведения до ухудшения зрения или кризиса во внутреннем «Я»), то возникает вопрос, что является предметом его научного интереса: телевизионные сигналы в эфире, технический персонал, создатели или участники программ, непосредственно телевизионные программы? В конце концов контекст и рамки исследования помогают конкретизировать значение такого традиционного СМК, как телевидение, но можно ли эти хрестоматийные дефиниции распространить на новые медиа?
Интернет, совместно организуемый, глобально распределяемый набор компьютерных сетей, обеспечивает коммуникационный форум, в котором участвуют миллионы людей во всем мире. Интернет обеспечивает людей инструментами извлечения информации и общения в индивидуальном, групповом и массовом контекстах. Но можно ли существующие понятия медиа использовать для определения коммуникации по интернету?

Исследователи по-разному подходят к изучению общения людей с помощью компьютера. Одни изучают набор коммуникационных условий, а именно: взаимосвязь между свойствами медиасистем и характеристиками людей, использующих их, анализируют человеческий компонент процессом компьютерной коммуникации. Но результаты их работы не позволяют составить цельную картину, поскольку сильно зависят от условий проведения эксперимента.
Некоторые ученые исследуют распространение интерактивных медиа и выявляют факторы, способствующие принятию медиатехнологии, а также модели использования людьми технических новинок. Другие анализируют эволюцию медиа, чтобы обнаружить изменения на уровне общества и индивида. Совсем недавно в научных кругах появилось понятие «обильность медиа» при изучении процесса выбора СМК в личностной и организационной коммуникации. Другой важный подход к изучению онлайновой коммуникации – акцент на языке и риторике.

Это отсутствие теоретической интеграции усугубляется из-за стремительных изменений в области технологии интернета. Если раньше единственными видами коммуникации по Сети были электронная почта (E-mail) и конференции Usenet,1 то сегодня предлагается намного более широкий ассортимент инструментов для извлечения информации, коммуникации и взаимодействия, чем просто дискуссии в письменной форме или распространение информации.
Новые медиа ставят под сомнение сами категории автора, читателя и текста. «Интерактивное программное обеспечение замыкает пары оппозиций типы «читатель – текст» или « чтение – написание» в циклы с обратной связью, когда невозможно точно сказать, где заканчивается одно и начинается другое. Одно дело предугадывать изменение реакций и ожиданий читателя по мере развертывания линейного текста, совсем другое – предвидеть текстуальные интеракции, когда каждая реакция мгновенно вносит изменения в сам текст, вызывая новую реакцию и т.д. Ответ пока не очень ясен, ибо, хотя гуманитарные науки имеют теоретическую базу для объяснения того, как действуют литература, кино и телевидение, теория программного обеспечения еще не создана».2

Модный в кинокругах мыслитель Славой Жижек утверждает, что в интернете (как, например, представленном в фильме «Матрица») можно найти проекцию утонченных философских и психологических концепций, практически любое направление мысли узнает в ней свое отражение. «Приверженцы Франкфуртской школы видят экстраполированное отражение, отчужденно-овеществленную социальную субстанцию, колонизирующую нашу внутреннюю жизнь, использующую нас как источник энергии. Те, кто разделяет установки New Age, усматривают здесь идею, что наш мир – всего лишь мираж, порожденный глобальным Мозгом, воплощенным во Всемирной паутине».3  Ощущение того, что за хаосом рынка, деградацией нравственности и т. п., в соответствии с теорией заговора, кроется целевая стратегия, усиливается с расширением дигитализации повседневной жизни.

В условиях бурного развития новых информационно-коммуникационных технологий в XXI веке, пишет Я.Н. Засурский, безусловно, произойдут существенные перемены в традиционных СМИ – в печати, радио, телевидении, в доступе к ним, в способах доставки и, вероятно, в содержании.1 Радио, по-видимому, наиболее спокойно за свое будущее. Звуковая речь легко передается через интернет, для приема радиосигнала достаточно иметь компьютер и к нему звуковую плату. По мнению Засурского, сложнее всего телевидению – ему предстоят серьезные структурные изменения. Благодаря тому, что интернет открывает доступ к программам, телевидение будет развиваться в сторону специализации в расчете на вкусы отдельных сегментов аудитории. Весьма устойчивые перспективы у новостных программ.

Печать имеет достаточно прочные позиции, прежде всего пото¬му, что объединение разных видов информации в едином телевизи¬онном или компьютерном варианте не отменяет текста. Компьютерные версии обычных газет или компьютерные газеты, как правило,  готовят высококвалифицированные журналисты. Другое их преимущество – дизайн, который придает  им гипертекстуальный характер. Потребление информации по телевидению и радио линейно от начала до конца, что необязательно в газете, где применимы принципы пользования гипертекстом. Единственное, что неясно: в какой форме – электронной или печатной – будет существовать газета. Поэтому Засурский не боится «предсказывать относительно благополучное будущее газете, хотя газета будет для тех, кому нужно знать, что происходит во всем мире».1 Однако не все настроены столь оптимистично и пророчат газете неминуемую смерть, целиком основываясь на утрате ею сиюминутности информации.

Вместе с тем давно замечено, что вообще для коммуникации характерна ассимиляция менее совершенных средств более совершенными. В частности, на уровне изобразительного языка адаптация свойств того или иного средства коммуникации средством более совершенным есть процесс имманентный природе коммуникации, а вытеснение скорее зиждется  на социально-психологических или физиологических механизмах и ничего общего с коммуникацией не имеет.
Опыт взаимоотношений старых и новых медиа свидетельствует о наличии двух противоборствующих стратегий – адаптации и конфронтации. Иногда традиционные технологии используют сразу обе стратегии, меняя свое оформление и одновременно дифференцируясь по содержанию, чтобы на равных бороться на рынке новостей.

Формирование интернета

Интернет и подобные ему сети в последней четверти прошлого столетия определили структуру нового средства комму¬никации – в архитектуре сети, в культуре пользователей, в фактических структурах коммуникации. Архитектура Сети остается технологически открытой, способствуя широкому публичному доступу и серьезно препятствуя введению правительственных или коммерческих ограничений, хотя социальное неравенство мощно проявляется и в этой области.
Несмотря на все попытки регулировать, приватизировать и коммерциализировать интернет, он характеризуется широчайшим распространением, децентрализацией и гибкостью. В упрощенных формах интерактивная коммуникация доступна для большой части населения во многих странах. Но, как утверждает Э.Кастельс, компьютерная коммуникация как таковая останется принадлежностью образованной части населения наиболее развитых стран, насчитывающей десятки миллионов людей, остающейся элитой в глобальном масштабе.1 Данные о числе пользователей интернета вызывают сомнение, так как подключение к нему еще не означает фактического пользования. Ведь даже среди фактических пользователей только меньшинство действительно участвует в Сети активно. Согласно обследованиям, владельцы персональных компьютеров, как правило, материально обеспечены выше среднего, заняты полную неделю, одиноки, реже – на пенсии. В США 67% пользователей интернета  – мужчины, свыше половины принадлежат к возрастной категории 18-34 года, их семейный доход – 50-75 тысяч долларов. Примерно такой же состав аудитории интернета в России: из 18 миллионов пользователей 64% – молодые люди (от 16 до 34 лет), более половины из них  (59%) – мужчины. Распределение пользователей интернета в нашей стране крайне неравномерно: две трети проживают в Москве и Санкт-Петербурге, остальные в Екатеринбурге, Иркутске, Новосибирске. Среди их занятий наиболее часто отмечаются сферы образования, торговли и инженерные профессии. Таким образом, компьютерная коммуникация начинает свой путь в качестве средства коммуникации для образованного и процветающего сегмента населения.

Кроме выполнения профессиональных задач, компьютерная коммуникация охва¬тывает всю сферу социальной жизни. Взрывное развитие персональных коммуникаций происходит через электронную почту – самый частый вариант пользования за пределами рабочего места. На деле ее широкое распространение заменяет не межличностную коммуникацию, а телефонные разговоры, поскольку автоответчики и магнитофонные голоса в сфере услуг воздвигли коммуникационный барьер, делающий электронную почту наилучшей альтернативой непосредственному общению. Компьютерный секс – другая крупная область использования этих технологий, и она быстро расширяется (опасаясь заражения и проявлений агрессивности при личном общении, люди ищут альтернативы для выражения своей сексуальности).
Еще одной расширяющейся сферой использования компьютерной коммуникации становится политика. С одной стороны, электронная почта используется для массового распространения направленной политической пропаганды с возможностью взаимного общения. С другой стороны, демократия на местах обогащается через эксперименты в области электронного участия граждан в политической жизни.

За обычным социальным общением и инструментальным использованием компьютерной коммуникации исследователи обнаружили феномен формирования виртуальных сообществ. Под ними обычно понимается самоорганизующаяся электронная сеть интерактивных коммуникаций, объединенная вокруг общих интересов или целей (иногда коммуникация становится самоцелью). Такие сообщества могут быть относительно формализованы, как в случае конференций или электронных досок объявлений, либо формироваться спонтанно социальными сетями, которые подключаются к интернету, чтобы посылать и получать сообщения (в отложенном или в реальном времени). Пока неясно, как много социального общения действительно имеет место в этих сетях и каковы культурные эффекты этой формы общения. Такие сети, с точки зрения участников, эфемерны: люди входят в сети и выходят из них, когда их интересы меняются или ожидания остаются неосуще¬ствленными.

Для некоторых аналитиков компьютерная коммуникация (особенно электронная почта) представляет собой реванш письменности, возвращение к типографскому мышлению и восстановление конструируемого рационального дискурса. Для других, напротив, ее неформальность, спонтанность и анонимность стимулируют новую форму «оральности» – устной речи, выраженной электронным текстом. «Если мы можем считать неформальное, не конструируемое написание текстов при общении в реальном времени аналогом телефонного разговора (письменного телефона...), может быть, можно предсказать появление нового средства, объединяющего формы коммуникации, разведенные ранее по различ¬ным областям человеческого мышления», 1 – пишет Э.Кастельс.

Общим для компьютерных средств коммуникации является то, что они не заменяют другие средства и не создают новые сети, а укрепляют уже существующие социальные структуры. Они дополняют телефонные и транспортные коммуникации, расширяют охват социальных сетей, позволяя им взаимодействовать более активно и в самостоятельно избранное время. По одним данным, поскольку доступ к компьютерной коммуникации культурно и экономически ограничен и останется таковым на долгое время, ее самым важным культурным воздействием потенциально может оказаться укрепление культурно доминирующих социальных сетей и рост их космополитизма и глобализации. Электронные сети в целом скорее усиливают космополитизм новых профессиональных и менеджерских групп, символически живущих в глобальных рамках, в отличие от большинства населения любой страны. Таким образом, компьютерная коммуникация может стать мощным средством укрепления социальной сплоченности космополитической элиты.

Есть несколько причин того, что исследователи массовых коммуникаций недооценили потенциал интернета. Он не укладывался в представления тех ученых, которые замкнулись на моделях функционирования традиционных – печатных и вещательных СМК. К тому же, компьютерной коммуникацией, поначалу  отнесенной к разряду чисто межличностной, занимались другие дисциплины. Эффекты  новой технологии особенно интересовали специалистов в области педагогики и бизнеса, и многие их идеи оказались полезными при изучении этого явления в качестве массмедиа. Междисциплинарные границы сильно мешали ученым увидеть процесс коммуникации в целом.
Однако главным препятствием на пути включения интернета в сферу исследования массовой коммуникации является теория. Именно фундаментальные положения об эффектах массмедиа не позволяли рассматривать интернет в качестве нового средства массовой коммуникации.

Несмотря на большие успехи в области передачи и хранения информации, компьютеризованные системы не представляют собой массовую коммуникацию в традиционном смысле. Во многих отношениях они просто электронные заменители других форм передачи, хранения и извлечения информации, которые совершаются с помощью бумажных документов, формуляров, папок, внутренней переписки или почты. Тем не менее новые сети являются неотъемлемой частью коммуникационных систем современного общества и заслуживают самого пристального внимания со стороны ученых, так как оказывают влияние и на индивидов, и на общество в целом.

Считается, что расширяющегося использования персональных компьютеров и компьютеризованных информационных систем недостаточно, чтобы говорить о появлении новых массмедиа. У среднего человека должны быть аппаратные средства и навыки, необходимые для использования компьютеров в повседневной жизни. Как утверждает Дефлер, если бы даже компьютерная грамотность стала всеобщей и в каждом доме был персональный компьютер с модемом, чтобы подключиться к интернету, трудно предсказать, как на этой основе могла бы развиться новая система массовой коммуникации.1 

Суть массовой коммуникации, как известно, состоит в том, что профессиональные коммуникаторы используют медиа ради определенной выгоды, распространяя содержание среди большой и неоднородной аудитории на более или менее постоянной основе. Компьютерная сеть, по которой люди посылают друг другу сообщения, – процесс совершенно иного рода. Трудно представить, как такую систему может использовать большинство граждан, как она может обеспечиваться финансово и даже какие услуги она может оказывать большой и неоднородной аудитории. Во многих отношениях передавать друг другу сообщения, отпечатанные на домашнем компьютере, не намного удобнее, чем по телефону. В бизнесе, однако, где важна регистрация корреспонденции, у компьютеров огромные преимуществами. На практике уже используются внутри-ведомственные системы подобного рода (например, компьютеризованная электронная почта). Но для нерегулярного пользователя, который отправляет послания, чтобы поздравить родственников, назначить свидание или узнать результат спортивного матча, обширная сеть не окажется намного выгоднее телефона.

Новая коммуникационная технология, дает возможность исследователям скорее переосмыслить, нежели отбросить старые дефиниции. Как только интернет будет концептуализирован в качестве средства массовой коммуникации, станет ясно, что ни понятию массовое, ни понятию средство коммуникации невозможно дать точное определение, применимое для любых ситуаций, так как постоянно приходится их переформулировать в зависимости от ситуации. Интернет – это многогранное СМК, имеющее множество разных конфигураций коммуникации. Различные его формы демонстрируют связь между межличностной и массовой коммуникацией.

Благодаря своей природе интернет вольно обращается с компонентами традиционной модели массовой коммуникации «источник – сообщение – получатель», объединяя их то в обычные последовательности, то в совершенно новые конфигурации. Коммуникации через интернет принимают разные формы, которые можно представить в виде континуума. Каждая точка в традиционной модели процесса коммуникации может варьироваться от одной до нескольких или даже многих в интернете. Источником информации может быть один человек, например, в электронной почте, группа участников в конференциях или журналисты-профессионалы на страницах www. Сообщениями могут быть традиционные информационные сюжеты, подготовленные репортером и редактором, материалы, написанные в течение долгого времени многими людьми, или обычные разговоры. Аудитория этих сообщений может ограничиваться одним человеком или составлять миллионы людей, которые могут гибко менять свои роли – из членов аудитории на производителей сообщений.
Общение по интернету предлагается разделить на четыре общие категории: 1) асинхронная коммуникация одного с одним; 2) асинхронная коммуникация многих со многими; 3) синхронная коммуникация одного с одним, одного с несколькими или одного с многими; 4) синхронная коммуникация, обычно характеризуемая желанием получателя найти сайт, чтобы получить доступ к информации, которая предполагает отношения типа «источник – получатель» в форме одного со многими, одного с одним и многих с одним.

Реконцептуализация аудитории для коммуникации через интернет – важная проблема, значение которой возрастает так как число коммерческих поставщиков информации увеличивается. Сегодня тысячи коммерческих источников создали свои сайты, чтобы люди могли получить доступ к их услугам или информацию об этих услугах.  Отдельные газеты открыли только домашние странички, чтобы забить место в киберпространстве, пока их руководители решают, как сделать их коммерчески успешными. Другие переходят в интернет из опасения электронной конкуренции. Таким образом, пока трудно предсказать будущее традиционных медиа в интернете – кто будет аудиторией, как эта аудитория получит доступ к информационным или развлекательным службам и какую пользу можно будет извлечь из этих служб.
Параллельно рассматривается воздействие коммуникации через интернет на аудиторию. Поскольку интернет используется как для информации, так и для развлечения, исследователи массмедиа захотят узнать, является ли он функциональным эквивалентом других развлекательных медиа и испытывают ли члены аудитории негативные последствия от распространения порнографии и словесных нападений. Также встают вопросы болезненного привыкания аудитории к определенным видам коммуникации и развлечений в интернете.

С ростом числа коммерческих поставщиков информации в интернете вырастет объем политической информации, и тогда встанет вопрос, кто определяет повестку дня нового СМК. Еще один вопрос, связанный с массмедиа, – достоверность информации. Интернет сейчас превращается в гигантский склад информации – как точной, так и не очень, а иногда и преднамеренно ложной. Достоверность становится одной из ключевых проблем для развития глобальной Сети. Качество информационного продукта возрастает, и цена этого продукта возрастает. В этих условиях будущее за всеми поставщиками достоверной информации: за книгой, журналом, научным бюллетенем, газетой, радио, эфирным и кабельным телевидением, издательствами и особенно за научными и исследовательскими центрами.

Я.Н.Засурский сравнивает интернет с улицей без правил движения, свалкой информации, которая может похоронить под кучами информационного мусора ценнейшие слои новейших идей и открытий, превратиться из открытого хранилища информации в гигантское кладбище знаний. «Недопустимо введение какой бы то ни было цензуры или ограничений на доступ к интернету, но должны быть установлены правила движения информации, чтобы можно было обеспечить доступ к достоверным источникам, находить сайты, к которым можно с доверием относиться»1. Пока же сайты с точки зрения достоверности можно разделить на пять категорий: 1) электронные версии газет, журналов, радио и телепередач; 2) сайты документации научных, исследовательских, учебных и других учреждений; 3) сайты коммерческих компаний и торговых организаций разной степени вовлеченности непосредственно в сделки  купли-продажи как информационного, так и иного рода продукта; 4) сайты энтузиастов интернета, достоверность которых трудно определить; 5) откровенно не¬квалифицированные и намеренно или непреднамеренно недостоверные сайты.

Исследователи массмедиа высказывают предположение, что под влиянием Интернета может измениться сама концепция достоверности информации. На одной феминистской конференции некто Майк начал посылать неуместные замечания в ходе серьезной дискуссии. Несколько дней спустя выяснилось, что «Майк» – это компьютерный персонаж. В настоящее время невозможно определить, когда «Майки» в интернете подлинные, не говоря уже о том, достойны ли они доверия. Понятно, вопрос этот очень важен.
Еще одна проблема связана с взаимозаменяемостью производителей и получателей. Одно из самых расхваливаемых достоинств интернета заключается в том, что член аудитории может быть и производителем сообщения. В какой мере это верно? О производителях сообщения  очень многое можно узнать из содержания их электронных посланий. А кто потребители информации и как велико их число? Почему они предпочитают оставаться в роли получателей, а не переходят в ранг изготовителей информации? Может быть, есть что-то такое, что мешает им участвовать?

Другие вопросы касаются культуры, социального контроля и политической коммуникации. Станет ли интернет в конечном итоге общедоступным? Каким образом ограничивается участие в нем различных групп людей? Первоначально компьютеры предназначались для военных целей и разрабатывались исключительно под конкретную культуру. Можно ли проследить последствия влияния этой культуры в методах создания сообщений в интернете?
При изучении интернета как нового средства массовой коммуникации в качестве отправных точек предлагается использовать следующие устоявшиеся концепции. Одни из них возникли при изучении межличностной коммуникации или коммуникации в малых группах, другие использовались для изучения массмедиа. Если одни связаны с природой интернета, то другие сосредоточены на его аудитории.

Концептуальная теория критической массы была заимствована исследователями у инноваций экономистов, физиков, социологов, чтобы понять, какой размер должна иметь аудитория, чтобы считать новую технологию успешной, и какой характер должны иметь коллективные действия применительно к использованию электронных медиа. Чтобы средство коммуникации было признано массовым и поэтому экономически привлекательным для рекламодателей, необходимо обеспечить критическую массу приверженцев. Полезность интерактивных медиа увеличивается только по мере роста числа их пользователей. Существует мнение, что критическая масса достигается, когда новацию принимают 10-20 процентов населения. По достижении этого уровня она распространяется по всей социальной системе. Число компьютеров в США намного превысило эту цифру, но количество модемов для подключения к интернету все еще отстает.

Теория критической массы годится для размышлений о тех службах Интернета, где участники должны поддерживать процесс за счет письменных вкладов. Каждую из этих конкретных служб можно рассматривать как отдельную телестанцию, газету в небольшом городе или специализированный журнал. Каждая из них порознь не может собрать массовую аудиторию, но объединившись они составляют категорию массмедиа. Поэтому сам интернет будет считаться СМК, тогда как сайты и службы – это отдельные его компоненты.

Изучение использования массмедиа, с точки зрения обретения пользы и удовлетворения, может стать полезной основой, чтобы начать исследование коммуникации через интернет. Логика такого подхода, базирующаяся на функциональном анализе, вытекает из: «1) социальных и психологических корней, 2) потребностей, которые генерируют, 3) ожидания, 4) массмедиа и других источников, ведущих к 5) различным моделям воздействия медиа (или участия в другой деятельности), результатом чего являются 7) другие последствия, возможно, непреднамеренные».1
С помощью этой теории исследователи организационной коммуникации изучали модели использования компьютерной коммуникации для того, чтобы объяснить межличностное влияние. Считается, что у  компьютерной коммуникации в целом (из-за отсутствия визуальных или других невербальных сигналов) крайне низкая степень социального присутствия по сравнению с коммуникацией лицом к лицу.

Теория обильности медиа различает скудные и обильные средства коммуникации в зависимости от их пропускной способности или числа сигнальных систем. Согласно этому подходу, канал компьютерной коммуникации скудный и годится только для простых или однозначных сообщений, но более эффективный, «ибо не нуждается ни в каких скрытых функциях и координации взаимодействия. Двусмысленную информацию, информацию неоднозначную или эмоционально окрашенную лучше передает «обильное» средство массовой коммуникации».1

К сожалению, проверку теорий социального присутствия и обильности медиа проводили в основном в ходе разовых экспериментов или полевых исследований. Учитывая неоднозначность результатов подобных исследований, можно предположить, что с течением времени люди, общающиеся через службы Usenet и электронные доски объявлений, восстановят некоторые из этих социальных сигналов и таким образом сделают это средство массовой коммуникации обильнее, чем позволяли бы его технологические параметры.

Концепции социального присутствия и обильности коммуникации через интернет еще недостаточно изучены. Вполне может оказаться, что интернет обладает более высокой степенью обильности, чем другие СМК. Кроме того, идеи социального присутствия, как правило, скрывают разного рода социальный контроль, который осуществляется в Сети через язык (например, слово flaming используется в качестве эвфемизма для грубого эпитета: ужасный, чертов и т.п.).
Чтобы лучше понять проблемы социального влияния и критической массы, предлагается изучать новые коммуникационные технологии методом сетевого анализа. Очень полезным может оказаться подход к интернет-сообществам как к сетям. Исследование аудитории пользователей может включать концепцию интерактивности и взаимозаменяемости производителей и получателей сообщений. При этом ученым придется решать этическую проблему, связанную с изучением коммуникативного поведения  людей без их разрешения.

Это лишь несколько основных концепций и теоретических предположений, которые возможно применять, имея в виду перспективы массовой коммуникации в интернете. Реконцептуализация интернета позволяет пользоваться структурами исследований традиционных медиа и одновременно разрабатывать новые подходы. Однако здесь встает  вопрос таксономии – сходства и подобия важны при создании научных парадигм. Но, как отмечает Томас Кун, ученые, сталкивающиеся с чем-то новым, «могут часто соглашаться с определенным символическим выражением, несмотря на то, что никто из них никогда раньше не видел этого конкретного выражения».1  Эта проблема становится таксономической: как категоризировать, что важнее, как избежать категоризации жестким структурированным способом, чтобы исследователи заметили зыбкость понятий, даже таких, как массмедиа, аудитория и сама коммуникация?

Новости

В институте

21/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики

15/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»

14/04/2017
ПОЗДРАВЛЕНИЕ!

21/03/2017
Ушел из жизни первый ректор ИПК работников телевидения и радиовещания (ныне Академия медиаиндустрии) Вилионар Васильевич Егоров

18/03/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ РЕКТОРА К.К. ОГНЕВА С НАГРАДОЙ ЗА ВКЛАД В СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ УНИВЕРСИТЕТСКОГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ!

14/03/2017
К 100-ЛЕТИЮ ФЕВРАЛЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ. Новая книга А.В. Черняка - "Печать как двигатель революций в России".

17/02/2017
КИПРАС МАЖЕЙКА В ТАДЖИКИСТАНЕ

06/02/2017
Международный университет в канун юбилея

23/01/2017
Вручены призы победителям конкурса имени диктора Всесоюзного радио Юрия Левитана, учрежденного Академией медиаиндустриии.

13/01/2017
13 января - День российской печати. Поздравляем коллег с праздником!

09/01/2017
Одобрены профессиональные стандарты, актуализация которых в 2016 году проводилась Академией медиаиндустри

19/12/2016
Открытие 23-й Региональной конференции ИНПУТ

15/12/2016
23-я Региональная конференция ИНПУТ

15/12/2016
НАШ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ В ПРЕЗИДЕНТСКОЙ АКАДЕМИИ

15/12/2016
Высокая оценка наших cоседей

14/12/2016
«Инженер транспорта» об Академии медиаиндустрии

08/12/2016
Мастер-класс на 1 Канале

08/12/2016
ПОЗДРАВЛЯЕМ !

08/12/2016
На VI фестивале «Интеграция»

04/12/2016
КИПРАС МАЖЕЙКА В КАЗАХСТАНЕ

Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука