Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016-2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Телевидение в большинстве регионов нашей страны появилось в конце 50-х – начале 60-х годов прошлого века. Немаловажным событием в тот период, повлиявшим на развитие телевещания, была отмена абонентной платы за пользование телевизорами. Производимый продукт стал бесплатным. Контент местных каналов в период монопольного развития регионального вещания можно разбить на следующие категории:
– политический заказ: озвучивание официальной информации, трансляция важных партийно-хозяйственных мероприятий, репортажи о праздничных демонстрациях, съездах, пленумах, конференциях;
– творческая инициатива: тематические передачи и сюжеты, соответствующие интересам, базовому образованию и профильной ориентации авторов;
– удовлетворение зрительских ожиданий: проблемные новостные сюжеты, актуальные интервью, спортивные репортажи, кинообозрения, концерты.

По времени вещания соотношение этих блоков было явно не в пользу зрителей. Позже, с началом трансляции в регионах центральных программ, местное телевидение было вынуждено несколько пересмотреть структуру своего вещания.
Утрата былого интереса к репортажам и концертам местного масштаба дает основание предполагать, что значительная часть контента региональных телеканалов того времени, рассчитанная на зрительский интерес, из вышеобозначенной третьей категории, перешла во вторую, так как она  не столько соответствовала зрительским ожиданиям, сколько удовлетворяла творческие амбиции создателей контента. Можно с уверенностью сказать, что вплоть до начала 90-х годов необходимости в вещательной политике, ориентированной на интересы зрителей, ни у заказчика, ни у производителей не было.
Освободившись от цензурных пут и почти полностью от обязательств производства контента первой категории (политический заказ), журналисты получили возможность открыто говорить с аудиторией, не озираясь на власть и ее верную прислужницу – цензуру.

Однако эмоциональный всплеск упоения свободой слова довольно быстро пошел на спад в связи с нарастающей ангажированностью средств массовой информации. Как отмечает В.В. Егоров, в регионах, так же как и в столице, «вместо партийного монополизма в тоталитарный период стала ощущаться угроза другого монополизма –  всевластия отдельных финансовых структур» (1).

Именно этим обстоятельством можно объяснить значительное увеличение в середине 90-х годов количества заказных телепрограмм. К концу XX века фактически не контролируемый контент телепроизводителей вновь стал удовлетворять в основном заказчиков и владельцев СМИ. Казалось бы, в наши дни не учитывать интересы аудитории невозможно и невыгодно. Однако отечественный телерынок развивался прежде всего в интересах наиболее доходного и малозатратного проката «чистой» рекламы. Рекламодатели  заинтересо-ваны вкладывать свои средства в те телеканалы и передачи, которые смотрят преимущественно платежеспособные граждане. Большинству телезрителей ничего не остается, как потреблять только то, что предлагается в «меню», составленном в соответствии со вкусами заказчиков. А данные исследователей аудитории, подтверждающие, что народ в определенных количествах потребляет почти все, убеждают и заказчиков, и «поваров», что на их «кухнях» революционные преобразования не нужны.

Действительно, кому же из рекламодателей российского масштаба нужны данные об интересах жителей малонаселенных регионов? Если от этого большинства населения (в основе своей бедного) нечего ждать активности в плане приобретения рекламируемой продукции, то и данные о их запросах могут лишь испортить картину зрительских предпочтений достаточно состоятельного меньшинства. Поэтому и нет заказов на подобные исследования. Это еще одно свидетельство проявления нынешней «коммерческой цензуры». Передачи, ориентированные на жителей сел и малых городов, занесены крупными заказчиками в черный список «ненужных» по причине неокупаемости затрат.

Региональные же исследования показывают, что интересы и предпочтения сельских и городских жителей весьма различны. Несмотря на высокую степень коммерциализации региональных СМИ, их телевизионный контент в большей степени учитывает зрительские предпочтения местного населения. И это не противоречит обозначенным выше процессам и тенденциям. Просто в регионах рекламодателя не могут не интересовать запросы местных телезрителей – потенциальных покупателей, в том числе и людей с небольшим достатком.

Профессор В.П. Коломиец, выступая на международном Конгрессе VI Евразийского телефорума, выразил беспокойство формируемым, на его взгляд, телеальянсом между властью, бизнесом и аудиторией. Но так ли это? Можно ли считать телезрителя полноценным партнером такого «содружества»? Конечно, люди смотрят то, что им предлагают, находясь в плену магической силы притяжения телеэкрана, но ведь это вовсе не означает, что они удовлетворены тем, что видят. И не случайно  большинство граждан России не возражает против введения цензуры.

Но о чем это говорит?  Скорее всего, это протестная реакция населения на деятельность СМИ (прежде всего телевещателей) по обслуживанию чисто коммерческих интересов, как собственных, так и своих хозяев, финансовых и властных покровителей.
Одним из результатов негативного влияния СМИ на общество стало  создание с их помощью очередных мифов, виртуальных представлений о действительности, подменяющих саму действительность, распространение штампов, навешивание ярлыков, формирование стереотипов рефлекторного отношения к определенным проблемам и личностям. Сегодня при оценке степени свободы и независимости средств массовой информации  наиболее распространенный в народе штамп – «продажные СМИ», укоренились и такие ярлыки, как «проправительственные», «прогубернаторские», «подконтрольные»…  
Конечно, пресса ни четвертой, ни десятой властью в России не является. И дело здесь не в порядковом номере, а в отсутствии у средств массовой информации реальных атрибутов власти: собственности и  общепризнанного статуса в иерархической властной пирамиде. Да, бесспорно, СМИ могут оказывать значительное влияние на общественное мнение. Но в чьих руках они сегодня?  Зависимость отечественных СМИ от власти и бизнеса, их отстраненность от населения очевидны.

В последние годы по мере укрепления вертикали власти она становилась все менее зависимой от олигархической верхушки. Если в 1996 году так называемая семибанкирщина сыграла важную роль в президентских выборах, в какой-то степени «назначив» Б.Н.Ельцина на новый срок правления, то теперь уже власть влияет не только на состояния крупных российских бизнесменов, но и на их (бизнесменов) местонахождение.

Таким образом, власть, бизнес и средства массовой информации на данном историческом этапе образуют некий союз, который не может быть основой гражданского общества, а представляет собой вершину айсберга, сверкающую ослепительной белизной этой своей видимой части. А где же население? Все там же – в мутных водах океана жизни. Оно проявляет себя лишь изредка при ненастной погоде и волнениях. В сознании многих людей уже укоренилась мысль, что c их интересами мало кто считается, но в то же время они не могут не чувствовать свою постоянную зависимость и от власти, и от бизнеса, и от СМИ.
Альтернативой такому положению может стать только взаимодействие власти, бизнеса и СМИ на основе учета мнений и  интересов прежде всего большинства населения, а потом уже своих собственных. Власть не имеет права на ошибки, за которые приходится позже извиняться перед обществом президенту страны, она должна создавать условия для развития бизнеса с определенными раз и навсегда «правилами игры», чтобы у представителей деловых кругов было четкое понимание того, какие гарантии неприкосновенности их собственности есть у законопослушных бизнесменов даже в том случае, если испортятся их личные отношения с высокопоставленными особами.

Власть не должна «прихорашиваться» перед населением, создавая с помощью СМИ видимость активности и полезности своей деятельности,  она обязана уметь признавать свои ошибки и публично анализировать причины возникающих трудностей и пути их преодоления.

Есть три степени человеческой активности: присутствие, участие, организация. Население не хочет довольствоваться ролью стороннего наблюдателя за деятельностью правительства и законодателей. Оно должно с помощью СМИ вовлекаться в процесс совместной с властью работы по разрешению насущных проблем, а это возможно только при максимальной открытости и прозрачности ее деятельности. Чем больше умолчаний и имитации активности, тем больше подозрительности со стороны простых людей в искренности декларируемых с высоких трибун намерений и тем меньше их желание помогать властям в преодолении тех или иных кризисных явлений. Призывать народ к проявлению патриотических чувств имеют моральное право лишь те «слуги народа», кто сам не на словах, а на деле доказал, что является патриотом страны.
Бизнесмены, думающие не только об увеличении своих прибылей, но и о будущем своих детей в своей стране, обязаны строить отношения  с властью на основе реальной помощи в решении ею социально-экономических проблем. Быть полезным обществу – лучшая гарантия от произвола отдельных чиновников. По отношению же к СМИ деловым людям необходимо перестраиваться от заказчиков «музыки» на свой вкус к  оказанию финансовой помощи, продюсированию солидных, социально значимых проектов.

Ну а средствам массовой информации при переориентации на интересы народа отводится роль аккумулятора  и катализатора процессов, способствующих становлению гражданского общества в стране. Деловая культура представителей власти, бизнеса и СМИ  проявляется не в предъявлении требований друг к другу, не в форме разовых подачек, не в выражении чувств друг к другу (то в оскорбительной тональности, то в превосходных степенях). Отношения должны выстраиваться на принципах взаимоуважения и взаимодействия во благо России, ее народа. Тогда формирование гражданского общества станет реальностью, а не очередным мифом. Помешать этому важнейшему процессу может дальнейшее проявление негативных тенденций под общим условным названием «три Д». Чуть подробнее о каждой из этих трех тенденций…
Дерегионализация (термин не претендует в полной мере на обозначение процесса, обратного регионализации вещания в обстоятельной формулировке профессора В.В.Егорова (2)) – это текущий процесс сокращения доли программ, подготовленных региональными телекомпаниями, в общем объеме вещания, переданного на местный уровень всеми субъектами-коммуникаторами. 

К сожалению, основу контента большинства региональных телеканалов составляют передачи так называемых сетевых московских партнеров, которые, не имея своей лицензии на частотный канал в регионе, получают там значительно больше эфирного времени по сравнению с обладателями таковой. По существу, происходит переуступка лицензий со всеми вытекающими отсюда последствиями. Региональные вещатели,  даже сохраняя собственные передачи и информационные выпуски, не могут не учитывать контентную направленность партнеров, «забывая» про свои концептуальные тематические намерения, благодаря которым и была получена их лицензия.
Процесс дерегионализации развивается с нарастающей быстротой. Доля местных программ в общем объеме телеэфира постоянно сокращается. Так, если до 1967 года (до начала трансляций центральных телеканалов) она составляла в Кировской области 100 процентов, то в настоящее время местные программы не занимают и десятой части эфира. «Регионы непомерно дорого платят за программы не только в рублевом пересчете, сдавая столичным компаниям эфир. Они теряют и возможность, и способность производить собственные программы… Мы на новом витке возвращаемся на круги своя: у огромной, многоликой России –  одноликое, одноголосое телевидение» (3).

Действительно, вряд ли можно считать каналы региональными не по охвату территории, не по месту нахождения, а по содержанию телепродукции, если их контент на 80-90 процентов наполнен программами не местных студий. Но ведь именно так обстоят дела не только в Кировской области, но и во всех субъектах Российской Федерации. Местное вещание наполнено в основном телепродукцией центральных каналов. Дальнейшая дерегионализация может привести к полной его «оккупации» общероссийскими производителями, а студии даже с местным «акцентом» будут не в состоянии выполнять роль и функции регионального телевидения.       

Введение жестких норм и правил использования местных телеканалов позволило бы остановить опасную тенденцию дерегионализации, способствовало бы более эффективному использо-ванию государственных средств связи.
На государственном уровне следовало бы при распределении частот отдавать предпочтение тем вещателям, которые предсталяют соцально ориентированные концепции вещания, а в дальнейшем контролировать тематику контента, являющуюся неотъемлемой частью лицензии. В свою очередь региональные производители телерадиопродукции обязаны  придерживаться лицензионной концепции вещания и наполнять свое эфирное время передачами, вызывающими интерес у населения. Если на центральных каналах львиную долю эфирного времени занимают сегодня развлекательные передачи, то основными ролевыми функциями местных вещателей должны стать информирование и просвещение населения. И если с первой ролью они в той или иной степени справляются, то просветительская функция и здесь фактически сведена на нет.
Депрофессионализация. Значительную помощь в подготовке кадров для местных телерадиокомпаний оказал открывшийся в 1970 году Институт повышения квалификации работников телевидения и радиовещания. За его 35-летнюю деятельность для регионов были подготовлены (и прошли переподготовку) тысячи специалистов. Казалось, что тот уровень профессионализма, который был достигнут и поддерживался в 80-е годы, будет сохраняться.

Однако резкое увеличение количества СМИ в конце прошлого века снизило уровень профессионализма в разы. Профессиональный слой специалистов был размыт огромной волной журналистов-самозванцев, хлынувшей в «жерла» все новых и новых теле- и радиокомпаний. Образовательная система страны была не в состоянии обеспечить всех вещателей квалифицированными кадрами.

Современный этап развития регионального телевидения с точки зрения профессионализма сотрудников примечателен следующими колебаниями: примерно к середине 90-х годов был достигнут его абсолютный минимум, затем после остановки падения наметился его медленный, но постоянный рост. Этот процесс профессионализации шел около пяти лет – до 2002 года (рост количества СМИ к этому времени существенно замедлился).
Однако последние три года можно наблюдать новую волну депрофессионализации в региональных теле- и радиокомпаниях. Опытных творческих работников «поглотили» многочисленные пресс-службы. В последние годы их появилось такое количество, что в местных СМИ  опять стало остро не хватать профессионалов. Крупные предприятия, не скупясь на cобственный пиар, предлагают специалистам такую оплату труда, от которой им сложно отказаться. Неконкурентноспособность региональных СМИ по уровню оплаты труда привела к тому, что телевидение в регионах становится все менее популярным при выборе специализации студентами журналистских факультетов. А такие отделения, как «связи с общественностью», становятся все более престижными…  

Укомплектованность различных пресс-служб кадрами имеет и косвенное влияние на депрофессионализацию творческих работников телерадиовещателей. Ведь они сегодня все больше и больше превращаются из добытчиков информации, производителей продукции в обработчиков не своего контента – будь то сообщение, съемка или готовый сюжет. И если к началу 2003 года уровень профессионализма творческих коллективов был близок к 60 процентам, то к концу 2005 года он снизился на 12-15 процентов и продолжает падать. Новая волна депрофессионализации может привести к невосполнимым кадровым потерям.

Деградация общества. Этот процесс – следствие двух первых Д и продолжающейся коммерциализации СМИ.
«Все каналы переполнены «кровавым» псевдодокументальным, псевдоисторическим кино, – считает Михаил Дектярь, вице-президент Гильдии неигрового кино. – Каналы зарабатывают на том, на чем могут заработать, и это понятно: спрос определяет предложение. Нынешнее наше телевидение, хочет оно того или не хочет, но работает на деградацию нации, поскольку не воспитывает людей, а развивает у них низменные инстинкты и чувства, глушит интеллект»(4).

«Сопротивляться воздействию ТВ «средний человек» не в состоянии, – пишет другой автор, Степан Лобозеров, выражая свое мнение по поводу «созидательной и воспитательной» роли отечественного телевидения. – Общеизвестно, что капитал идет туда, где больший процент прибыли… Сейчас перед ТВ поставлена новая задача: переделка человека думающего в человека потребляющего. Принуждая людей покупать ненужные ему товары и услуги, телевизионщики применяют своего рода «шоковую терапию»… При помощи телевидения у нас осуществляется процесс, получивший название «всеобщая дебилизация населения»(5).

Очевидно, закон о телерадиовещании, о котором говорится почти десять лет, все же необходим. Закон, нацеленный на сохранение лучших профессиональных кадров, на повышение требований к уровню профессионализма телерадиовещателей. Закон, предусматривающий целевое финансирование социально значимых проектов и  подготовки кадров для государственных региональных телерадиокомпаний.
Повышение уровня культуры во всех сферах общения – это и есть путь к становлению гражданского общества, его консолидации, появлению в перспективе реальных условий для создания общественного российского телевидения и частных прибыльных региональных телекомпаний  – не «содержанок» тех или иных коммерческих структур, а предприятий, основной целью которых будет извлечение прибыли на основе принципов цивилизованных деловых отношений, принятых в международной практике. Тернистый же путь региональных СМИ, по которому они идут не первый год после отмены официальной цензуры, – это путь от придворных рисовальщиков-ретушеров к создателям полотен реальной действительности.

Литература:
1) Егоров В.В. Телевидение и власть .  М., 1997.  С.185.
2) Егоров В.В. Терминологический словарь телевидения.  М., 1997. С. 56.
3) Чеботарев Н.  Вперед  к одноликому телевидению // Программа ТВ и радио Челябинской ГТРК, 1998, № 15.
4) Культура, 2006. № 15. 20-26.04.
5) Литературная газета, 2006. № 14. 5-11.04.
 

Новости института

Информационные войны за ресурсы Арктики
04/07/2017
В рамках профессионально – общественного обсуждения проектов профессиональных стандартов состоялись круглые столы.
04/07/2017
«Полиграфический форум» на выставке Printech
26/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»
19/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ
09/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского
08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО
08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»
08/06/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25
30/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА
27/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
22/05/2017
Видеомост Москва-Астана
22/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента
19/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации
15/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ
12/05/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.
29/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов
28/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России
26/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики
21/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»
15/04/2017
Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука